Легенды Фаэруна

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Фаэруна » Воспоминания » Рыба, белка и гримлоки


Рыба, белка и гримлоки

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://i.pinimg.com/originals/b5/f8/ed/b5f8edd00708572b8a18821ff1afe5cd.jpg

Место действия:  Небольшая людская деревушка на севере, неподалеку от гор. 
Время действия:  1374 год. Первые дни месяца Чеса
Участники:  Горра, Мотани, Возможно ГМ и все, кто мог очутиться в данное время в этих местах.
Описание: До замка Лорда дошли слухи о появлении гримлоков, выползших из-под земли в отдаленной гористой местности. И все бы ничего, но рядом с тем местом находится небольшая деревушка, жители которой, в основном, занимаются добычей и обработкой камней и минералов в местных шахтах. Это значит, что монстры, помимо того, что до ужаса пугают деревенщин, также сделали невозможным нормальное функционирование шахт и заблокировали проход сквозь горы. Лорд не может подвергать опасности своих граждан и ограничивать себя в поставках ценных градостроительных ресурсов. Так как крестьянского ополчения хватает лишь на оборону деревни, к ним на подмогу в срочном порядке был командирован солдат-полуорк в ранге алого ножа. Также командующий обещал прислать в помощь еще кого-то, как только найдется агент, находящийся неподалеку.

Отредактировано Горра (5 февраля 23:54)

+2

2

Скрипя колёсами, в маленькую деревушку каменщиков у самого подножья Гор Мечей, въехала повозка местного мужечка, который отвёз последнюю готовую партию обработанных каменных блоков в ближайший крупный город и возвратился назад. Телегу тут же обступили жители деревни, бабы ждали новостей из города и новые сплетни, мужичье - деньги, вырученные за камень и оружие, которое отправили в помощь ополчению заместо вил и кирок. Но как только полотно повозки откинулось в сторону, все хором охнулии отошли на пару шагов назад. Громоздкая фигура полуорка выбралась из телеги и грузно спрыгнула на землю.
- Что-ж вы, дурачье, делаете-то? - Поспешил образумить односельчан извозчик. - Это один из солдат Лорда, присланный к нам на выручку!
Похоже, страх перед гримлоками был выше, чем страх приютить у себя полуорка, потому зеваки быстро расслабились, облегченно вздохнув. Собравшиеся поспешили отойти от задней части повозки, где новоприбывший собирал свои вещи и потягивался, разминая мышцы после долгой дороги. То ли чтобы его не смущать, то ли чтобы не смущаться самим. Вместо этого они столпились вокруг хозяина транспортного средства и начали перешептываться. "Мы можем ему доверять? Не зарубит ли он нас всех ночью? Страшный такой, а меч-то гляньте, из рукояти кости торчат. Звать то его хоть как?"
- Не знаю, за всю дорогу обронил лишь пару фраз. - Так же шепотом, спешившись, продолжал отвечать на их вздорные вопросы извозчик. - Но когда солдатня лордова его провожала, слыхал как его Серой Рыбой назвали, о как!
- Называйте меня - Горра. - Спокойно но громко произнес варвар, от острого слуха которого не ускользнули тихие слова селян. От этого резкого почти гортанного голоса некоторые вздрогнули, а какая-то девка даже взвизгнула. Метис же в свою очередь, закинув на плечо рюкзак и прихватив с собой меч, кивнул на содержимое повозки. - Ополченцы и охотники, разбирайте и собираемся у тропы ведущей из деревни в горы. Будет инструктаж.
Пока воин брел по деревни, он замечал как закрываются ставни, а старухи, при виде него, загоняют детей в дома и сами скрываются за дверьми. Славно. Пусть лучше так, чем если бы они мешались под ногами и устраивали суматоху.
- Когда было последнее нападение? - Поинтересовался Рулг у догнавшего его мужика, неумело размахивающего тупым старым мечем.
- Дня три назад их видели возле деревни. Но они даже не посмотрели в нашу сторону. Жевали траву и жадно так нюхали все вокруг. - Ответил мужик, убрав наконец оружие в ножны. - Похоже мы для них не достаточно аппетитные, раз даже не обратили внимания.
- Гримлоки слепы как новорожденные котята. - Прозвучал короткий ответ, который заставил мужчину измениться в лице и почесать затылок в недоумении.
- Так значит...
- Да, они вынюхивали вас, и пробовали на вкус землю по которой вы ходите.
Собравшихся ополченцев было не больше двух дюжин. Многие из них, судя по виду, вообще впервые держали в руках оружие, не считая вил и кирки. Парочка охотников, по их заверению, не плохо обращались с луками и арбалетами, но до уровня армейских стрелков им было как до луны. Обойдя кругом и осмотрев сколоченный впопыхах частокол, Горра вернулся к деревенским рассказал им всё что знал о гримлоках. Честно сказать, знания у него были не самые обширные, да и откуда? Твари эти водились глубоко под землей, а о их происхождении он даже подозревать не мог. Расставив дозор и отдав охотникам поручения установить в лесу, на склоне и на подходах к деревне со стороны шахт ловушки, он отправился к ручью протекавшем на западном краю деревни. Ручей этот брал свое начало у горного ледника, где-то в вершинах, и с его берега открывался живописный вид на местность вокруг. Там он установил палатку и развел костер. Местные, конечно, предложили ему одну из комнат постоялого двора, который стоял здесь лишь для приличия, и служил больше местом попоек и проведения праздников, но воин тактично отказался.
Прошел день и дозорные доложили о том, что гримлоки в горах настигли группу каких-то мелких гуманоидных существ, и скорее всего в ближайшее время будут сыты, так что ожидать нападения пока не приходится. Оно и к лучшему, ведь командование строго настрого запретило Горре предпринимать какие-либо контрмеры в одиночку, заверив его, что пришлют ему в помощь одного из агентов, что будут неподалеку.
Из-за таких новостей воин наконец смог позволить себе расслабиться и присесть на лавочку возле все того же постоялого двора, неспешно покуривая трубку. Казалось, что он выбрал это место просто так, потому что надоело сидеть на земле возле ручья, но нет. Он следил за тем, чтобы никто из вызвавшихся защищать деревню не проходил внутрь. Напьются еще, и что с ними пьяными делать в бою?

Отредактировано Горра (6 февраля 00:09)

+1

3

Мотани, тяжеловато насвистывая, сделала глубокий выдох, которым закончила свою незатейливую походную мелодию и одновременно подъем на очередной холм. Амаунатор, как же она ненавидит предгорную местность: ничего путного из-за нее насвистеть нельзя, когда вверх по дороге поднимаешься. Лютня казалась уже тяжелее, чем утром, когда она только вышла из ближайшего города. Ни одна телега не согласилась подвезти ее меньше, чем за 10 монет до нужной ей деревушки, так как неподалеку гримлоки плотно отобедали то ли дворфами, то ли детьми. В любом случае Мотани решила поторговаться, так что через пару минут ни единая живая душа не согласна была отвезти ее менее, чем за 20 монет. Пришлось затянуть пояс и идти пешком. Оставалось надеяться, что несчастные деревенщины как-нибудь продержатся без нее один денёк, а ее будущий и невероятно браво-прекрасный напарник (желательно голубоглазый блондин) не сразит всех гримлоков до того, как она дойдёт до пункта назначения. Чем же ей потом хвастаться в своей коллегии бардов и о ком слагать повести, если все самое интересное произойдет без нее!

Очередной холм и вот она - миленькая деревушка с церквушкой с дырявой крышей... Серьезно, почему крыша дырявая? Последнего монаха сожрал гримлок, или местные так боятся отпускать своих овец, что кормят их соломой с покрытия? Мотани сорвала травинку у дороги, задумчиво закусила ее и еще раз осмотрела местность: мда, неплохо. Деревня отдаленная, до города день пути пешком, а это значит, что бард тут будет весьма востребован. Может, она даже немного прославится. Но смеркалось, оставаться на дороге ночью было бы совсем грустно. Мотани перевесила лютню с левого плеча на правое, продолжила свой путь и вскоре оказалась у первых домов до того, как зажглись огни в окнах.

Первым делом она определила взглядом самое лучшее заведение деревни - постоялый двор. Там можно узнать, где ее бравый наипрекраснейший попутчик, где ей ночевать и, самое главное, кормят ли здесь бесплатно. Еще пару домов, и Мотани резко останавливается у здания, с некоторым удивлением оглядывая незнакомца. В начале она не обратила на него внимания, подумав, что это обычный деревенский мужик, который любит посидеть в одиночестве вечерком, пока его товарищи буянят в таверне; человека, решившего посидеть особняком - лучше не доставать. Но как только она подошла ближе, то невольно выдала:
- О, поруорк... полуорк... Ну вы поняли! - молчание, Мотани, медленно осознавая происходящее, сняла лютню с плеча, а она так надеялась на наипрекраснейшего миловидного рыцаря, которого прославлять гораздо проще и прибыльнее.
- А я это, человек, Мотани, приятно познакомиться, видимо, вас прислали из союза Лордов, вы не похожи на местных... Это я по одежде сужу, фермеры обычно попроще одеваются. Ну и вы похожи на воина, а не монаха, а я тоже от союза, да и вообще пойду-ка я в таверну лучше, ахехе. - она всеми силами попыталась сгладить свое первое неловкое восклицание.

Отредактировано Мотани (6 февраля 00:38)

+2

4

Откинувшись на стену здания, полуорк взглянул на небо, медленно окрашивающееся в темно-синий цвет. Он в последний раз затянулся из трубки и перевел взгляд на дорогу, по которой устало но уверенно шагала какая-то, как ему показалось, девочка. Но девочки не носят щиты, да и одежда выдавала в ней скорее искательницу приключений, нежели местную девчушку. "Ой, и не вовремя же ты, малявка, решила заглянуть в эти края... Ну ничего, коль щит держать умеет, может и сгодится на что. А коли помрет, так щит можно кому-то из местных неумех дать - проживет на пару минут подольше. И где, интересно знать, носит этого плаща?" - подумал метис и вытряхнул пепел из трубки.
Варвар привык, что его внешность вызывает удивление, мягко говоря, так что на неловкие изречения Мотани даже не повел и бровью. Он медленно поднялся, возвысившись над странницей на величину целого полурослика, и хотел было уйти в сторону своего однопалаточного лагеря. Пусть себе пьют, - подумал он, переводя взгляд на лютню, - быть может, это их последние гулянья. Но только он собрался сделать шаг, и девушка снова заговорила. Теперь роли поменялись, и пришел его черед для удивления.
- Ты?! Из Союза?! - Он с силой прижал дверь ведущую в здание, не давая Мотани прохода. Полуорк весьма критично осмотрел девушку с ног до головы. - Невесть командующий прислал мне на помощь... это? Как ты сказала, человек? Ха-ха, да ты больше похожа на белку. Скорее даже на корм для белки.
Слова его могли показаться жестокими, однако смех звучал без какой-либо злобы, даже с какими-то нотками добродушия. В этот момент кто-то пытался покинуть заведение, и после неудачной попытки сделать это обычным образом выкрикнул что-то похожее на:
- Эй! Там! Что за шутки? - Чье-то лицо с гневной гримасой выглянуло в находящееся рядом небольшое оконце, но тут же сменилось на праведный трепет и испуг, когда увидело что стало причиной блокировки двери. - Ооо, я наверное еще посижу...
За дверью раздался дикий хохот друзей того неудачника, а метис продолжал разглядывать новоиспеченную напарницу.
- Так значит, ты тоже воин Союза? Где же ты потеряла меч? - Рулг отпустил дверь и скрестил руки на груди. - Меня зовут Горра, воин племени Черного Корня и алый нож Союза. Постарайся не сдохнуть.
Наигранно улыбнувшись своей клыкастой пастью, метис распахнул дверь и жестом пригласил девушку войти.
- Но знай, я запретил ополченцам пить на время, пока мы не разберемся с проблемой. Не стоит их дразнить.

+2

5

Полурок медленно поднялся, и Мотани пришлось задрать голову, при этом пытаясь сохранить абсолютно доминирующий вид... Амаунатор-проканстинатор, какой же он огромный, если она будет за ним долго бегать, то у нее так шея отвалится. Ну что же, раз ей его прославлять, то пару эпитетов, связанных с "огромный, могучий, неповоротливый" у Мотани сразу закрутилось в мыслях.
- Да, - она постаралась куда-то деть свои руки, которые внезапно стали какими-то ненужными и неповоротливыми, - Я из союза, разве не видно? 
Мотани наконец положила правую правую руку на бок, продолжая левой сжимать лютню, как спасительную соломинку: на вот, смотрите, я бард - честное слово. Полуорк перегородил дорогу в таверну, и девчуля уже представила, как будет выглядеть ее охладевающий труп посреди деревенской улицы: не очень героически, если честно.
- Я уже как двадцать шесть лет назад переросла размера белки, попрошу заметить! - она насупила брови и подумала о белках-каннибалах. Потом пришел черед размышлений о том, считать ли слова метиса оскорблением. В принципе он выглядел при этом равнодушно, так что Мотани сменила гнев на милость, решив, что такое сравнение даже поэтично. Ну-ну, смейтесь. Смеется тот, кто смеется последним. Посмотрим, как он будет выглядеть на поле боя, ха, она вам предскажет: как мишень для стрел! Ничего, она посвятит этой громадине свою лучшую балладу о славной гибели.

Из таверны послышались недовольные крики, Мотани, приободренная присутствием сородичей, быстро сникла, увидев перепуганное лицо фермера в окошке:
- Трусы какие-то... Если что, я тебя не боюсь... Абсолютно совершенно точно, это даже не обсуждается. - возможно, что ее грозные слова заставили его вспомнить, что они, увы, союзники, так что Горра от двери отошёл.
- Я-то? Да сдохнуть? Ха, не дождешься! - Мотани фыркнула и закинула лютню на плечо, с весьма самоуверенным видом взглянув снизу вверх на собеседника. Она широчайше улыбнулась в ответ полуорку и решительно зашла в таверну.

- Хой-хей вам всем, товарищи, спиртного нет, как не ищи, а все наш полуорк Горра, который ростом как гора, но ты, друг-фермер, не скучай, давай-ка лучше подпевай. - сказала Мотани.
- Труньк-труньк - вторила ей лютня, а их дует говорил о том, что перед народом несчастный, уставший, голодный бард, накормите его, пожалуйста. Возможно, песня была дилетантской, но хоть кто-то же должен был ей предоставить за это ужин. Хазяйка двора налила стакан воды и поставила на край стола, Мотани надула губки, но спасибо и на этом. Шумно выдув весь стакан, она с гулким стуком поставила его на столик и многозначительно улыбнулась. Хозяйка вздохнула и поставила перед гостьей кувшин целиком. Осушив его ровно наполовину, бард решительно повернулась и затопала прямиком к Горре.
- Многоуважаемый союзник, я всем своим большим сердцем хочу помочь тебе в предстоящей битве, но мой желудок может не послушаться зову души, так что подсоби - как и за чей счёт я могу здесь спокойно отужинать?

Отредактировано Мотани (6 февраля 15:13)

+2

6

- Так она бард... - Немного запоздало, но осознание все же достигло разума полуорка. Он обреченно опустил голову и потер пальцами переносицу. Самый худший союзник из всех кого можно представить. Горра не любил шумные гулянья, пляски и веселье в трактирах, предпочитая всему этому уединение, тишину и покой. Но что поделать, коль такова воля командующих, то так тому и быть. Когда он вошел в зал, пара-тройка местных гуляк поспешно проскочили за его спиной наружу, тем самым сократив численность зрителей для барда.
Выслушал посредственный стишок нового союзника, внук шамана покачал головой, развернулся и собрался покинуть трактир. Ему тут было не место, даже не потому, что он такой ханжа и не любит веселье, а хотя бы из-за того, что своим видом он отпугивал посетителей и почитателей музыкального таланта плаща. Но только лишь трели лютни умолкли, сзади раздались шумные и жадные глотки. Метис обернулся, дабы проверить, не поставили ли барду алкоголя. Кажется, все было в порядке. Вот только Мотани, видать, мучила настолько сильная жажда после долгой дороги, что она вцепилась в кувшин и заливала в себя его содержимое. В какой-то момент варвар даже подумал, что она вот-вот лопнет. Но та, как ни в чем не бывало, поставила кувшин на стол, и полная бодрости зашагала в сторону Горры уверенными шажками.
- Здесь - за свой. - Сурово ответил варвар. - Эти люди находятся не в самом хорошем положении, деревня практически в осаде, так что не стоит их объедать...
Услышав, что бард - союзница громилы, трактирщица тут же залепетала что-то о том, что сейчас же принесет что-то поесть, и направилась в сторону кухни. Заприметив это, воин вздохнул и с какой-то обреченностью в голосе сообщил:
- У меня есть немного походной провизии, выданной в городе. Пошли, я поделюсь с тобой... - Затем немного ухмыльнулся и добавил. - Белки едят вяленое мясо?
Только он хотел вновь развернуться, как двери трактира распахнулись и в зал ввалились трое. Судя по висящим на их поясах мечам, они состояли в местном ополчении. Будучи увлеченными разговорами между собой, они совсем не заметили стоящего прямо перед их носом алого ножа.
- Ну наконец-то Серая Рыба ушел. Чего он вообще пристал? "Нельзя пить, чтоб все по зову были на ногах бла-бла-бла". А может я так со стрессом справляюсь? Что он понимает, большой, тупоголо...
- Зохан! Зохан, заткнись...
- А чего заткнуться? Разве я не прав? Вы же сами только что о том же твердили, я не... - Заметив что его друзья вжались в стену и с ужасом смотрят куда-то в район потолка, улыбка на лице парня в миг улетучилась, и он неуверенно и со страхом проследил за их взглядами. - Ой, здравствуйте Горра, сир... Я не, мы... А это что, не мой дом? Совсем заболтались и заплутали, простите, мы не...
- Я говорил, что вы можете звать меня Горра. Не надо добавлять "сир", я не рыцарь. - Варвар попытался отодвинуть их в сторону, но получилась так, что отшвырнул. - А право называть меня так, как назвали вы, нужно еще заслужить... В бою.
Он выбрался наружу, пригибаясь под дверным косяком и обернулся.
- Ты идешь? - Спросил он Мотани.

+1

7

Серая Рыба распугал пару деревенских рыбешек, стоило ему зайти. Мотани обреченно опустила голову и потерла пальцами переносицу. Мда, над его имиджем явно нужно поработать. Но ничего, она ему поможет! Она обязательно сделает из него прекраснейшего полуорка, в котором будут души не чаять каждый второй! Если она постарается, то всё непременно получится.
Однако боевой настрой был сбит суровым ответом варвара. Мотани поникла: блеск в ее глазах пропал, лицо стало болезненно-бледным, ноги подкосились под жалобный аккомпанемент китов в желудке.
"Версия трактирщицы мне больше нравится", - подумала она, мгновенно оживившись, стоило ей услышать ласкающий уши лепет женщины про кормёжку. Но тут полуорк предложил другой вариант. Мотани подпрыгнула и хлопнула в ладошки:
- Ваа! Прямо поделишься! Вааа! Спасибо-спасибо-спасибо! - полуорк сразу показался ей милым дурашкой, которого она теперь намеревалась защищать ценной своей жизни. - Белки мясо не едят... Но я ем!
Мотани быстро пристроилась хвостиком за союзником, который пообещал бесплатно прокормить её до конца выполнения миссии. Правда их быстро перебили какие-то деревенщины, ууу, да как они посмели отложить её поход к ужину.

- Да, иду-иду, одну только секундочку. - она подошла к Зохану и протянула вперёд руку, - Меня зову Мотани, я являюсь агентом союза Лордов и намерена защищать вашу деревню до тех пор, пока не умру или не получу приказа о прекращении спасительной операции. А также, если пойму, что жители деревни не нуждаются в помощи и могут самостоятельно выдержать натиск орды гримлоков. Такое решение я могу принять исходя из вашего отношения к сотрудникам нашей гильдии.

Подождав, пока фермер несколько растерянно не пожмет ей руку, она заключила:
- А теперь, когда с официальной частью покончено, я обращаюсь к вам не от лица гильдии, а от себя, - тут Мотани пнула Зохана по коленке и поспешно отскочила в сторону, - Еще раз Горру обидишь, и я за себя не отвечаю.
Под не очень внятные звуки таверны, она выскочила на улицу и уверено прошла пару метров направо, прежде чем обернуться:
- А куда идти надо?

Отредактировано Мотани (7 февраля 01:27)

+1

8

Горра вышел наружу и дверь за ним стукнула о порог, вызывая скрипучие звуки, сопровождаемые вибрацией досок. Девушка бард не выскользнула следом, и громила собирался было идти, подумав что та, возможно, откликнется на вынужденное гостеприимство хозяйки и останется тут. Однако, из-за двери послышались заверения, что она уже идет, но просит еще секунду. Сквозь хлипкие доски и щель между дверью и косяком все было чудесно слышно, но для лучшего понимания происходящего Горра взглянул в находящееся рядом оконце. Там стояла Мотани и во весь трактир представлялась, не забыв упомянуть при этом и свою причастность к Союзу Лордов.
- Глупая мелюзга - Подумал он. Но затем, его взору представилась картина, как она пинает ополченца в колено и ловко отскакивает от возможной ответной реакции. - Но дерзости ей не занимать. Возможно из нее и выйдет что-то толковое.
Когда она покинула таверну, варвар встречал ее с ухмылкой на морде, он даже слегка усмехнулся вслух, когда девица, то ли по растерянности, то ли от взволнованности после произошедшего, пошагала не в ту сторону. В ответ на ее вопрос, он указал на еле виднеющийся дымок, поднимающийся над крышами с западной части деревни.
- Давно ты в союзе? - Наконец вымолвил он, когда они уже почти дошли до места назначения. Отчитывать согильдейцев в присутствии посторонних - значит подрывать их авторитет и значимость Союза в целом, давая простолюдинам усомниться в дисциплине и умениях агентов. Потому, Рыба подождал пока они отойдут достаточно далеко от людей, туда, где его слов никто не смог бы услышать. - Ты понимаешь, что означает быть агентом их Светлости? Это значит, что мы и подобные нам, по возможности обязаны действовать из тени, раскрывая карты лишь при необходимости. Насколько я понимаю, ты в ранге плаща, и вообще в организации совсем недолго.
Проходя мимо заготовленной заранее кучки сухих сучьев и дров, он подкинул парочку веток и полено в тлеющий костер и присел возле палатки, зарывшись в ней руками и головой. Спустя мгновение, он достал походный рюкзак и извлек из него свертки с слегка зачерствелым хлебом, обернутым широкими листами какого-то растения и вяленое мясо.
- Держи. - Он передал еду барду, а сам взял длинную палку и стал тыкать ей в угли, поддавая жару почти угасшему за время его отсутствия костру. Во входе в палатку, образовавшимся из откинутого полотнища, после того как Горра в ней покопался, виднелась внутренняя утварь этого временного жилища. Простенькое спальное место, кинутый вглубь открытый рюкзак, пара тлеющих лучин стояли по бокам какого-то импровизированного места поклонения божеству или духам (уж больно диковато это выглядело издали, но посмотреть ближе не представлялось возможным), а так же в палатке можно было увидеть огромные ножны с двуручным мечем. Меч лежал рукояткой к выходу. Можно было подумать что он небрежно брошен в первом попавшемся месте, но это не так. Рукоять, украшенная острыми и закругленными рыбьими костями и зубами, была повернута к выходу для того, чтобы в любой момент метис мог выхватить меч из палатки. Привыкший к диким условиям и постоянной опасности Рулг приучил половину взвода, в котором состоял на службе у Лорда к этой привычке, ведь это было удобно и уже не раз спасало сослуживцам жизни.
- Ты должна понимать, что Жентарим - это не какие-то базарные воришки и буяны-выпивохи из дешевых трактиров. У них везде есть уши и глаза. Каждый из этих людей, даже те, кто взялся за оружие чтобы защищать своих односельчан или клочок жалкой земли, с которой он исправно платит налог Лорду, может оказаться шпионом, или пустословом, не следящим за тем что и кому болтает. - От радушной ухмылки, которая была на его лице возле таверны не осталось и следа. Взгляд полуорка был полон серьезности, а тон голоса располагал лишь к тому, чтобы спрятаться поглубже в воротник и не поднимать глаз до тех пор, пока он не уйдет. А он не уйдет, ведь это она находится у него "в гостях". - Я не стану докладывать командующему о твоем длинном языке, но как старший по званию имею право запретить тебе разговаривать с кем либо в этой деревне впредь.
Костер разгорелся вновь, отгоняя спустившуюся с гор мерзлоту и освещая окрестность на сколько позволяли его размеры. Варвар же отошел к ручью и, присев, опустил в него руку. Чуть помедлив, он вздохнул.
- Но такую как ты ведь не заткнешь, верно? К тому же ты бард. Того и глядишь, лопнешь от скопившихся внутри слов... А мне потом отчитывайся. - Наконец, гнев воина подугас и он снова заговорил обычным тоном. - Но, надеюсь, мы поняли друг друга. Помалкивай о том, что не обязательно знать окружающим.

Отредактировано Горра (7 февраля 00:53)

+1

9

Кажется Горра был тем еще оптимистом - он постоянно улыбался. Вот и сейчас стоял, скалил клыки, - какой добронравный парень. Еще бы заранее ее окликнул, чтобы она лишний раз ноги не утруждала, но ничего, ей не тяжело лишний раз туда-сюда сходить. Мотани повернулась на каблуке и затопала в противоположном направлении.
- Да, недавно, после обучения прошло целых два дня. - она жизнерадостно показала "V" из пальцев. - Однажды я спасла моего друга Торена от кучки гоблинов, тот рассказал это своему другу Треену, тот доложил об этом своей жене Тире, а она была кухаркой одного лорда, так что ему стало интересно; они узнали из коллегии, что я в прошлом паладин, а потом мне пришло письмо от бати, чтобы я не смела отправлять к нему всяких ищеек, так что я поняла, что на меня набирают информацию, так что оставалось только ждать, и уже через месяц на меня впервые вышли. Здорово, правда?.. Конечно, я понимаю, что значит быть агентом - это значит помогать людям, оберегать их, первой идти в бой, хорошо драться, особенно с темными силами, стоять за Север до последнего и петь песни во слову своей родины и Лорда! - Мотани широчайше улыбнулась и было схватилась за лютню, но последующие слова Горры ее остановили.
- Да я сама скрытность, просто чего они тебя обижают, кто им вообще разрешал? - оставшуюся дорогу она прошла молча, думая о том, что не очень хороший картограф.

Мотани в лагере первым делом плюхнулась у костра и с наслаждением вытянула свои ноги. Она устала идти весь день, но жаловаться не в ее привычке. Бард благодарно кивнула Горре и налетела на свой обедо-ужин.
- Мммм, пони и лошади, как же вкусно. - она вытерла накатившиеся на глаза слезы и съела все в мгновение ока. - Ты всегда оставляешь свой лагерь без присмотра? А если твой меч украдут?
Она беззаботно свистнула, стянула со своей спины щит и аккуратно положила на него лютню: подальше от огня и сырости земли.

Горра как-то серьезно на нее посмотрел, и Мотани, отвернувшись, взяла в руки травинку. На лекцию полуорка она насупилась, но на слова о запрете общения резко вскинула голову и упрямо посмотрела на него.
- Я не хочу бояться людей из Жентарима. - она бросила на землю помятую травинку, - Но больше ничего не скажу, обещаю.
Еще немножко посидев, она громко выдохнула, кряхтя поднялась и огляделась. Надо бы соорудить себе какой-нибудь шалашик, но так темно, что она не найдёт сейчас ничего подходящего или потратит на это слишком много сил и времени, но девчушка так устала. Есть вариант пойти обратно в деревню и стучаться в дома - проситься на ночлег, но это тоже не очень продуктивно, особенно после ее выходки на постоялом дворе. Немного подумав, она сняла с себя дорожный плащ и просто легла на него у костра, положив под голову щит и крепко обняв свою лютню. Проснется первой - от холода, возможно, посреди ночи, подкинет хвороста и сварганит завтрак, но это потом, сейчас она очень хочет спать и не думать о том, что за ней придут злобные шпионы.

Отредактировано Мотани (7 февраля 02:12)

+1

10

Полуорк присел с другой стороны костра и, надломив кусок хлеба, начал его есть, прикусывая вяленым мясом. Если проследить за его взглядом, то можно было увидеть, что он смотрит на церковную башенку с колоколом. Там, в еле различимых силуэтах и тенях, можно было выделить одного дозорного с луком. Кажется, ночь тоже обещает быть спокойной. Оно и славно. Услышав вопрос девушки по поводу лагеря и меча, Рулг слегка удивился:
- Было бы что брать. Да и какой смысл? Они же не самоубийцы. - Метис завернул остатки еды в листья и убрал в рюкзак. - А помимо местных тут и не бродит никто. Зачем кому-то в горы? Там нет ничего кроме диких тварей и воинственных орков.
В момент, когда он сказал про орков, могло показаться, что громила немного взгрустнул. Это и не удивительно, ведь уже год он слоняется где угодно, но так и не возвращался в родную общину. Единственным средством связи оставались торговцы, которые так или иначе пересекали ту местность, где располагалась его деревня. По ним, этим странствующим дельцам и караванщикам, Рулг отправлял свитки деду, рассказывая о службе и своих похождениях. Тот же в ответ редко что писал. Шаманы, все они немногословны. Но недавно, на удивление самого Горры он получил письмо на орочьем, где дедушка приглашал его посетить один из Кругов Друидов в качестве своего ученика. Годы старика уже брали своё, и ему хотелось оставить кого-то из своего рода на своем месте, или же просто в своем круге. Так как с варваром их связывали не только родственные связи, но и общие взгляды на окружающий мир и невидимый мир духов, такой шаг шамана выглядел вполне обоснованно. Но Серую Рыбу это совсем не радовало. Вся эта ситуация вызывала чувства, будто бы его что-то разрывало изнутри. С одной стороны, он поклялся верно служить Лордам и Альянсу, но ведь просьба увядающего учителя и деда тоже очень важна и не может остаться без ответа. Оставалось лишь надеяться, что обязанности, возложенные на него двумя такими разными силами никак не будут перечить друг другу. Лучше бы чтобы они вообще не пересекались.
- На постоялом дворе есть комната с постелью для тебя. - Сказал Горра, оторвавшись от своих раздумий. Однако, когда он повернулся и отогнал тяжелые мысли, оказалось, что девушка уже устроилась у костра, положив под голову щит. Воин вздохнул, залез в палатку, и через какое-то время швырнул оттуда тяжеленную шкуру какого-то животного, которую он частенько носил как плащ или накидку. Весила шкура почти как половинка Мотани, и всем этим грузом приземлилась на ее малюсенькое тельце. - Держи. Ночью будет прохладно.
Из палатки еще на протяжении доносился приглушенный голос на орочьем языке и виднелся свет лучины. Судя по монотонности слов, воин читал молитву, но не одну из тех, к которым привыкли уши несостоявшегося паладина. Эта была одна из тех молитв, которыми пугали детишек. Те диковатые речи, восхваляющие "не менее диких и кровожадных" орочьих богов и духов. Потом, наконец-то свет лучины погас и голос умолк. Наступила блаженная тишина и только треск веток в костре мог ее нарушить... Первые минут пять. После же, сотрясая землю и небеса, оставляя круги на воде ручья от вибрации, прозвучал какой-то звериный рык. Затем еще один. И еще. Полуорк уснул и начал храпеть.

+2

11

Мотани всегда засыпала быстро, не важно - будь то мягкая постель или жесткая земля, из-за которой наутро болела каждая косточка в теле. При любой погоде, при любой ситуации бард всегда находила место и время прикорнуть. Так и сейчас, чуть ее голова коснулась грубой поверхности потёртого щита, как она уже сладко посапывала, прижимая к себе лютню.

А потом случилось это: Мотани проснулась от того, что на неё напали. Голову ударили железными лапами, на нее навалилась туша медведя, она стала яростно отбиваться от врага, всеми силами цепляясь за свою жизнь. Видимо, злобные медведи напали и на Горру, так как полуорк не спешил к ней на помощь. Мотани уже чувствовала ее - дыхание старушки-смерти, еще немного, и медвежьи клыки вонзятся ей в череп, ведь, как она слышала, эти звери любят снимать скальп... Прошли секунды, но медведь как-то не спешил использовать зубы и когти. Еще немного подергав ногами и руками, Мотани скинула с себя шкуру и сделала глубокий всхлипывающий вдох, а потом закашляла, отплевываясь от шерсти.
- Какого тифлинга здесь происходит! - она утёрла слезы, выступившие на глаза. Огляделась, поняла, что на нее только что произошло покушение, но, немного подумав, решила перенести разборки на утро, поэтому завернулась в шкуру и моментально вырубилась, будто бы не была на волосок от гибели всего минуту назад. Тишь да благодать...
Еще через пять минут Мотани снова вскочила и с каким-то недоверием оглядела шкуру: медведь точно был добит? Почему же она тогда явственно слышит его рык... Нет, он раздается не от шкуры, кто-то забрался в палатку к Горре! Мотани схватила лютню и, не медля ни секунду, вбежала в палатку, чтобы со всей силы ударить источник шума.

Комичной ситуации с избиением союзника не произошло. Мотани по-бардски восхитились глубиной тембра Горры и по-человечески разозлилась тем, что ее второй раз за ночь будят. Может придушить его маленько? Она склонилась над полуорком, протянула руку вперёд и аккуратно схватила его за нос, чтобы повернула его голову на бок. Так воздух должен будет свободно и бесшумно покидает гортань. После этого Мотани собиралась выскочила из палатки, приватизировав башмак Горры на тот случай, если он ещё будет ночью подражать крикам медведя - тогда она закинет в полуорка его собственностью.

―――――――――
Утро было холодным и жёстким. Отлежавшись на земле, Мотани проснулась рано. Она поднялась, чувствуя, как хрустит каждая ее косточка, видимо, это звуки старости. Взяв шнурок, крючок и лютню, она пошла за завтраком. Проковыляв до речушки, бард сонно села на берегу. Позевывая, Мотани привязала к шнурку крючок и закинула его в воду. Потом пробренчала на лютне простенькую мелодию иллюзии, превращая крючок в симпатичного невинного малька. Через час на огне прожаривались две большие рыбы и одна лягушка.

- Надо бы разведать сколько гримлоков тут ошиваются и, соответственно, придумать стратегию нападения. Нам нужно не защищать деревню до бесконечности, а дать такой отпор, чтобы выжившие вонючки сюда больше не совались.

Отредактировано Мотани (10 февраля 23:39)

+1

12

Только стоило варвару погрузиться в сон и проваляться так не больше четверти часа, как его покой был нарушен. Не смотря на то, что сон для ученика - это нечто большее чем отдых, а некое мистическое таинство, в которое Рулг погружался достаточно глубоко, его животные инстинкты были обострены постоянно. Когда бард только вошла в палатку, заостренное ухо полуорка слегка дернулось, уловив посторонний шум. И как только пальцы девушки коснулись его носа, как варвар подскочил на локти. Он с силой схватил её запястье и сжал, но разобрав во мраке очертания Мотани, сразу же отпустил. Обычно шорохи зверей он пропускает мимо ушей и никак на них не реагирует, ведь внутрь палатки они чаще всего лезть побоятся. Тут же звук был явно от поступи человека. У людей Альянса много врагов, которые часто пользуются подлыми и бесчестными методами борьбы, которые Горра презирает до глубины души. Такие личности зачастую предпочитают убийство во сне открытому бою. А если учесть, что новая союзница оказалась достаточно неопытной чтобы во всеуслышание огласить свою, а соответственно и его принадлежность к Альянсу, то тем более стоило быть на стороже.
- Что ты удумала, корм для белок?! - Рыкнул он, привставая на локти и отшвыривая её ручку, тем самым освободив из захвата. - А ну пшла спать!
Он уже хотел вновь упасть на сверток походной одежды, используемый как подушка, увидев как девица в спешке покидает палатку, но тут он приметил, что она стащила один из его сапогов.
- Эй! Эй! - Совсем уже ошалело выкрикивал варвар из палатки. Он хотел выйти и, как минимум вернуть то, что принадлежит ему. Но на траве уже осела роса, спустившаяся вместе с дневной испариной ледника с гор. Он высунулся одной лишь мордой наружу, чтобы в гневе отчитать барда и научить соблюдать субординацию, но к великому удивлению, та уже спала как ни в чем не бывало. Нахмурив брови, ученик шамана напряг свою память и вспомнил, как дед рассказывал ему о распространенном недуге связанным с ночными вспышками активности у тела, дух которого уже витает в мире сновидений. Кажется, дед называл таких существ "сноходцами", и говорил что это не опасно в большинстве случаев, и что за телом такого человека необходимо приглядывать во время сна.
- Вот уж действительно, ненастье с лютней. - Горра устало вздохнул и улегся обратно в "пастель".
Проснувшись, полуорк оделся, прихватил меч и выбрался наружу. Свой сапог он обнаружил возле входа в палатку. Обувшись и закинув звериную шкуру внутрь, варвар огляделся в поисках этой мелкой занозы, которая, волей случая, теперь являлась его соратницей. Он заметил её сидящей возле ручья в некотором отдалении, по всей видимости она рыбачила. Припоминая ночные события, он подумал, что браниться с ней из-за её недуга неправильно, он хмыкнул себе под нос и пошел в центр деревни, куда уже стекались ополченцы. Все они выглядели разбитыми из-за раннего подъема, пошатывались и еле волочили ноги.
- Построиться! Пересчитаться! - Скомандовал он. - Два круга вдоль частокола! Пошли-пошли-пошли.
Как только последний в шеренге сорвался с места и побежал, Горра вклинился в строй замыкающим, дабы подгонять отстающих. Он прекрасно понимал, что для селян такой распорядок и нагрузки в новинку, потому он показывал им большинство упражнений на своем примере. Через какое-то время, все снова собрались на небольшой лужайке в небольшом отдалении от домов, но довольно близко к лагерю полуорка и Мотани. Все они старательно отрабатывали атаки, защиту и парирования. И лишь трое из них, с мокрыми от пота лбами и краснючими лицами, выполняли постоянно повторяющие и чередующиеся приказы алого ножа.
- Упал! Отжался! Встал! Присел! Упал! Отжался! - Рычал Горра, возвышаясь над ними. Среди этой троицы был уже знакомый барду Зохан. От них попахивало алкоголем, и видать, это было их наказанием за то, что ночью они таки ослушались приказа и дорвались до выпивки.
Полуорк оглянулся и нашел взглядом Мотани.
- Так, ты! - Он подобрал с земли тупую заготовку для деревянного копья и кинул Зохану. - Атакуй её!
- Но, сир... То есть, Горра, она же...
- Она воин! А ты воин, сопляк?!
- Я... Да... Но я...
- Разве воины обсуждают приказы командующего обороной?! Вот тебе ответ - нет! Давай, помоги барышне проснуться и отогнать пленящих духов ночи! Пошёл!
Зохан сжал в руках деревянный шест, неуверенно отошел пару шагов в сторону от полуорка, сглотнул, и побежал на барда, тяжело переставляя уже порядком уставшие ноги, с криком:
- Простите меня леди!!!

+2

13

Сняв завтрак с костра, она сначала умяла рыбу целиком, наблюдая за Горрой и его действиями. У нее есть пару вопросов относительно тренировок. Она предполагала, что тренировки Горры было несколько впустую. Люди не станут быстро образцовыми бойцами, на это уйдут месяцы. Он действительно намерен здесь так надолго застрять? К тому же половина ополченцев были людьми в возрасте, они вообще никогда не смогут походить на воинов. Если гримлоки нападут на деревню, то все, что им предоставят в сопротивление – это уставших мужчин, которые не высыпаются неделю, и кривой частокол. Вместо занятий физической нагрузкой, надо бы заняться их моральной подготовкой, продумать план обороны деревни. С другой стороны местные жители прекрасно умели управляться с кирками, а это значит, что силёнок им должно хватить, так что тот факт, что они отрабатывают удары, был неплохим. Но, может, тогда дать им в руки привычные кирки, которыми они будут крошить черепа врагов, а не заставлять заново учиться работать с неуклюжими копьями и мечами. Да, так им придётся заставить людей драться с гримлоками в ближнем бою, но они хотя бы будут уверены в своих силах.

А? Что? Ей нужно драться? А можно ей было тоже дать оружие? Это как-то нечестно! У неё же нет меча, который бы она доставала из лютни. Ууу, Горра, вот ты конечно выбираешь способы заставить ее проснуться, может, она хотела поваляться после завтрака и продумать пару легенд. Мотани наклонилась, взяла палку-мешалку для костра, подняла свой щит и побежала вперёд в ответ. Самое время вспомнить про ноющее запястье, которое ей отдавил Горра ночью, и хрустящие косточки, которые ночью же отдавила она себе сама. Держать щит было неудобно, так что она почти сразу же просто запульнула его диском в бегущего человека. Зохан, конечно же, не стал бездумно бежать на снаряд, а увернулся. Уклониться от щита было просто, но Мотани, пользуясь этим отвлекающим маневром и преимуществом в разнице роста, нырнула ему под руку и, оказавшись позади, тыкнула его в бок. Зохан развернулся и махнул копьем, как мечом, бард, не ожидая такого поворота событий, отскочила в сторону, но все равно получила по шее.
- Ты же знаешь, что копьем, ну, колят? Так урона больше, но изобретательность я поощряю. - она наклонила голову вбок, шея чуть хрустнула. Мотани обиделась - она разминала плечи все утро после ночевки, а теперь по новой придётся. Ну раз Зохан хочет драки на мечах, он её получит. Бард, не сдерживаясь, пошла на мужичка. Ее удары были слабее, но быстрее, так что вскоре житель деревни перешёл в глухую оборону. Мотани наступала до тех пор, пока Зохан не споткнулся о частокол и не грохнулся на землю. Мотани выдохнула, бросила палку и как следует потянулась.

Итак, пока Зохан поднимался, ей нужно изложить свой план полуорку. Но чтобы не подрывать авторитет лидера-Горры перед местными, она подходит к нему, тянет за рукав, прося наклониться поближе, и встаёт на цыпочки, чтобы горячо зашептать на ухо свою мысль про замену оружия на кирки, которые привычнее лежат в руке и по весу роднее шахтёрам:
- Да и вообще, где, тифлинг подери, женщины? Как весьма бережливый на заклятия бард, я тебя уверяю, - нет способа лучше воодушевить мужиков, чем привести глазеющих дам. Дай задание девушкам - чтобы делали как можно больше факелов рядышком, да и поставил бы ты их в дозоры, пока эти дураки тренируются.

+2


Вы здесь » Легенды Фаэруна » Воспоминания » Рыба, белка и гримлоки