Легенды Фаэруна

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Фаэруна » Эпизоды » Старые друзья, новые враги


Старые друзья, новые враги

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://forumuploads.ru/uploads/001a/76/8e/31/39473.jpg

Место действия: Уотердип.
Время действия: 12 Элисиаса 1375 года.
Участники: Джандер, Кара Сильверхенд, Малек.
Описание: Благодаря усилиям двух паладинов, планы культа Леди Потери были сорваны. А вот тщательные поиски Кары успехом не увенчались. Вернувшись в Уотердип, Малек решил пару дней потратить на отдых после путешествия, но оказался в самом центре предсвадебной лихорадки — Дэниэл Танн и Эрилин наконец решили официально связать себя узами брака. Однако, и здесь не обошлось без происшествий: то пропадёт караван из Невервинтера, в котором везли свадебный подарок невесте, то какой-то высокорослый рыцарь в чёрном покалечит торговца из гильдии, давнего знакомца семьи Таннов, взявшегося за обеспечение празднества всем необходимым.

+3

2

Над землёй стелется густой туман, ползущий из гавани. Он ласково гладит стены домов, оседая на них прозрачными каплями будущей росы. Он вьётся вокруг копыт боевого коня, на котором мужчина, по виду — бывалый воин, везёт мальчика лет шести. Раннее утро, и большинство обитателей портового города ещё спят. Разве что патруль стражи пройдёт порой, слаженно топоча ногами и посмеиваясь о чём-то своём. Да запоздалый матрос, пошатываясь, плетёт замысловатую дорогу от кабака к тому месту, где должен находиться корабль его капитана.
— Куда мы едем, милорд? — в третий раз вопрошает ребёнок, но мужчина в ответ ни говорит ни слова, и только указывает рукой на вершину холма, к которому они в этот момент поворачивают. Там стоит величественная крепость, которая всё увеличивается в размерах по мере того, как конь с седоками приближается к ней. А когда мужчина спешивается возле окованных сталью ворот, чтобы позвонить в колокол — мальчик замечает сидящую на верху гранитной стены тоненькую, но не по годам высокую фигурку.

Вот уже четвёртое утро встречает Малек в "Весёлой бутылке". И второй раз он видит сон о Тантрасе, в котором фигурирует его былая наставница. Этот хотя бы мирный, по содержанию своему. Первый напомнил паладину о том моменте, когда ему впервые в жизни пришлось применить свои навыки не в тренировочном бою против собрата по храму. О том моменте, когда кое-кто решил, что напасть толпой на "эту дылду-тормитку проклятую" будет неплохим развлечением на вечер. И, что самое главное, в этот раз дамарец явственно ощущал — сны эти не просто так. Они что-то да значат. Вот только понять бы, что именно.
— О, гроза нежити и прочих злыдней наконец-то решил осчастливить нас своим присутствием, — именно такой фразой встретили Малека в пока ещё пустующем общем зале, когда он, не особо торопясь, спустился туда для завтрака.
— И я рад тебя видеть, — ответил дамарец шутнику, которым был вольготно усевшийся за одним из столиков Дэниэл, — хотя, и не совсем понимаю, почему ты здесь так рано. Солнце только недавно взошло. Какие-то новости?
Или ты просто сбежал из родового поместья от безумной суматохи? — впрочем, уж этого Малек вслух добавлять не стал. Хотя, если посудить по некоторой измятости роскошной красной рубашки, в которую был одет бард, да растрёпанности его же рыжих волос, запросто могло быть и так.
— Да, новости. Нет, не только, — Танн отбросил в сторону свою обычную манеру дурачиться, — ещё и вопросы. Когда заявится тот знакомый, о котором ты говорил?
Три дня тому назад, когда стало известно о пропаже каравана, паладин написал письмо Джандеру — отправив его в последнее из известных дамарцу мест пребывания вампира, Даггерфорд. В конце концов, путь торговцев в одном месте пролегал опасно близко к Болоту Мертвеца, и если предположения о случившемся верны — то помощь столь опытного охотника на нежить лишней явно не будет.
— Сегодня вечером, — спокойно ответил Малек, усаживаясь рядом с бардом. Пара жестов хозяину заведения — и одна из официанток уже летит на кухню за заказом.
— А в чём дело? Ты полагаешь, что караванщиков могли прикончить не мертвецы? — продолжал тем временем вопросы паладин. Иной причины внезапной спешки он представить не мог. Хотя, пожалуй... Если вспомнить, что в то болото время от времени суются компании искателей приключений и чего поценнее — мог. Не всякая группа авантюристов, обнаружив относительно новые остатки телег и их содержимое, озаботилась бы поисками владельцев всего этого. Можно даже сказать, что почти и никто. Но вопрос уже был задан.
— Дело уже не в этом. Не только в этом, — ответил Танн, — помнишь Тамана Стормвинда?
Малек кивнул. Конечно, он помнил этого торговца, с которым сподобился познакомиться недавно. Высокий, плотный мужчина на пике средних лет. Светлые волосы, синие глаза, вкрадчивый голос, противоречивые манеры — паладин не мог сказать, насколько высокомерно этот господин вёл себя с нижестоящими, но вот с теми, кто выше него по положению, Таман порой едва ли не лебезил в разговоре. Неприятное зрелище.
— Так вот, недавно его лишили правой руки. Некий рыцарь в чёрных доспехах, очень высокий. Говорят, что надругавшись над нашим бедным торговцем, он исчез в откуда-то появившемся тумане, и больше его не видели.
— Некий или некая? — вопрос тормита был отнюдь не праздным. До Уотердипа уже дошли слухи о воителе, который подходил под это описание, но он был воительницей и прозывался рыцарем Торил. Что бы это ни значило.
— Таман не успел понять, — ответил Дэниэл, поднимаясь, - да и не до того ему было, чтобы рассматривать наличие или отсутствие выпуклостей на броне напавшего. Но, так или иначе, всё это произошло уже тут, в городе. И я смел надеяться, что твой знакомый мог бы помочь не только в деле с белджурилом.
Водрузив на голову шляпу, бард ушёл, не прощаясь — они могли ещё увидеться в этот же день. А Малек остался в общем зале, наедине с завтраком и своими мыслями.

+1

3

[indent]Едва пересекая врата города Уотердип, Вампир и Паладин, оба чтившие святость мести, решили разделиться ввиду грядущего рассвета. Это было практичным решением двух, что едва не поубивали друг друга, однако договорились они встретиться по наступлению сумерек в одном питейном заведении. О нем ходил слух средь проезжих, как нечто недорогое, но порядочное на спиртное заведение, и его же рекомендовал вампир. Держа свой меч в ножнах, Эра решила ознакомиться с местным бытом, не шибко ожидая чего-то сверх чтящего заветы ее бога, что не так давно явил себя во снах. Он был единственным ее прошлым, настоящим и будущим. Нет, нельзя сказать, что память прошлого стала более ясной, чем едва расплывчатый сон, лишь клятва, и нет пока что как минимум сотни других неосознанных воспоминаний. Они были как дымка, на фоне клятв данным высшему созданию, чью милость и расположение сыскала Эра в эти дни. Да чаянья которых разделяла. Черненая броня из кожи, надетая кольчуга под неё. Наручи и поножи из стали, вместе с клинообразным шлемом типа барбют, от затылка которого шел хвост волос до бедер, да натянутой по самые глаза бармицей из кожи, Нэй'Торил неторопливо ходила по улочкам Уотердипа. Присматривалась она к разному, к бедному и богатому, к величию и бедным. И разница слоев ее удручала, и мучила ее сердце, как мучает мощь и сила ребенка, обретшую ее случайно. Предплечье правой руки все так же скрывал сыромятный щит, больше от стрел и болтов предназначенный, чем от ударов. А за спиной верный арбалет из тиса, подарок Вильяма, что был больше брата. Был бы больше, да не стал, ибо бог стал все же выше. Левое бедро отягощал хитроумный колчан с болтами, по которому коль проведешь, то можно зарядить арбалет быстрей, нежели делать это руками.
[indent]Кэра гуляла, порой через прорезь шлема наблюдая за будничной жизнью Уотердипа. Были здесь пороки, но с ними справлялись достойные и без помощи ее. Однако, не прошло и часа, как случилось это. Нежданный голос лошадей был столь внезапным, что привлек внимание, Торил. То была карета, под колеса которой бросился, не то паж, не то слуга. Рядом с ним, на безопасном расстоянии от копыт лошадей, валялся ребенок малый, лет пяти не больше. Картина была понятна по ошалелым глазам пацаненка. Глядя на это рискованное самопожертвование, уголки губ Кэры невольно посетила улыбка. Но она быстро пропала, когда из кареты вывалился увалень почтенных лет, разряжённый так как маркитантка на марше, а то и хуже, с учетом мужских предпочтений. Он выхватил в гневе у кучера кнут, и стал сечь паренька, что спас не так давно ребенка. Холодная ярость охватила ум Эры, и она неспешно двинулась к месту зверства, при этом обнажая свой короткий меч. Она не торопилась, давая время одуматься несчастному богатею, давая шанс, извиниться пред самопожертвованием младого. При этом идя вдоль домов, Эра ударяла своим оружием о камень привлекая к себе внимание. И с каждым ударом, клинок становился все сильнее и сильней красным. Как если бы каждый удар, был ударом об огонь раскаляя его точно, расплавленное железо. Наконец удары стали так близки, что вельможа остановился глядя на силуэт в черном. И лишь выдавил из себя с издевкой:
— Эко ряженых развелось, а ну пошел отсюда.
[indent]И с этими словами, вновь замахнулся над пареньком у которого уже в кровь была рассечена спина. Однако нее смотря на то что замах был сделан, а рука опущена. Бедный паренек, не получил уже ни одного ранения. Богатей не мог понять, что случилось. Где его кнут, а после пришла более страшная мысль, а где рука что его держала? Кисть валялась рядом с ним, а подле с ней были видны черненые сапоги. Подняв голову, он увидел силуэт намного выше чем он сам. Надо сказать повязка на грудь, кольчугу, а и черненый кожаный доспех. Защита была превыше каких либо отличай пола, да и в случае Эры, грудь стоило прикрывать дополнительными пластинами что делало ее мало выделяющейся даже при свете дня.Что там говорить про вечерние сумерки. Вельможа наконец осознав потерю своей длани заорал благим матом, в перемешку с ужасом. Однако крови не было, меч был настолько горяч что прижег рану, в момент отсечения плоти. А вот несчастный паж, сейчас был удостоен света из-под рук черного рыцаря, что залечили его раны. Когда же на крик вельможи, прибежала охрана ни пажа ни рыцаря не было. Точнее последний был, но вот он сделал шаг и серебристый туман укутал его, и нет баламута. Сейчас Эра стояла на балконе соседнего здания созерцая, суматоху творящуюся внизу. Цокнув языком, Нэй'Торил поднялась выше и далее по крышам ведала свой путь, вперед. Ограбленный лавочник, сегодня ночью помимо мокрых штанов, смог обрести свой товар, подле которых с отсеченными стопами лежали нерадивые разбойники. И могло казаться, что с ними поступили строго, но на их стопах сними обувку был символ Бэйна. Точней сказать, на одной из четырех отсеченных стоп, она была видней всего, так как на ней не было обуви в отличие от прочих. Адепта Шар, проповедующая около канализации среди сброда, была по расе Золотой эльфой, не то купленной аристократом из приюта, не то просто отданной ему на развлечение, и нашедшей в темной вере свое услаждение. Баловство, по сути для богатой девочки, закончилось  для нее в итоге седыми волосами, и потерей ума от страха. И все что она говорила, это "Новая Жизнь". Что на старом языке звучало Нэй'Торил. Тоже услышал и вельможа у кареты, когда паж полуживая излечение спросил — Кто вы сэр? — И ответом было глухое. — Рыцарь Нэй'Торил. — Разуметься, запомнилось лишь второе слово Торил. Но что тут сказать, быть честной с противниками, как и со спасенными было верным действием для Эры. Наконец посмотрев на луну и поняв, что малехо опаздывает, Торил стала следовать указаниям вампира. Наконец двери питейного заведения "Веселая бутылка" растворилась. В помещение вошла фигура долговязая, и чутка прихрамывающая. Глаза цвета бледного рассвета смотрели сквозь прорезь шлема, оглядывая всех кто присутствовал в зале. Не многие удостоили внимания нового гостья заведения, кроме персонала разве что. Они флегматично протирали кружки, как минимум те что стояли за барной стойки. А официантки порхали меж столов, демонстрируя улыбки и прочие прелести мужчинам, да обходительность и вниманье вкусам посетительницам. Что до вошедшей фигуры, то за левым плечом красовался арбалет, а под левой рукой в поножах спал короткий клинок. Судя по походке с легкой хромотой, новый посетитель был в высшей степени уставшим. Прямой наводкой силуэт шел по направленью бара, к одному из отволочивших там краники и наконец, оказавшись подле по стойке прозвучал удар кулака, облаченного в кожаную перчатку. То действие было привлечением внимания, и из-под шлема раздалось глухой голос с легким басом.
— Будет еще один гость, с самодовольной улыбкой и лицом, что будто бы у бога спер. Не вижу тут такого, как придет отправить ко мне. — После этих слов был кивок в сторону небольшого стола подле камина, стоявшего ровно так что можно было видеть как входящих так и почти весь зал. — А я буду там. Мне, самое крепкое что есть в баре. — Сказав это почти как отрезав, фигура прохромала к столику. Едва его не занявший халфлинг, встретился с кулаком под дых, отчего отлетел в стену. В сторону хозяина заведения было брошено кратко. — Он карманник, осторожней с ним.
[indent]Произнеся это, фигура уселась в кресло и вытянула ноги, стопами старясь стянуть их с себя, обдавая стоявших рядом блаженными ароматами стертых в кровь ногами, вперемешку с потом. Но ощущение было такое, что владельцу сапог, как и ног, было все равно. И вроде был готов принять претензии от любого, кто осмелился. Все так же шлема не снимая, как и оружья, фигура смотрела на огонь, видимо о чем-то размышляя. До слуха ее донеслось однако разговор двух мужчин, рыжего и эльфа. Клюв шлема повернулся в их сторону, заставляя сосредоточить слух на разговоре. Это сейчас было хорошей альтернативой, чем слушать треск поленьев в камине. Хотя рыжий с учетом его слов пренебрежения к праведникам, не шибко нравился Торил.

Отредактировано Кара Сильверхенд (26 февраля 16:30)

+2

4

За двое суток, проведённых в обществе Анны, Джандер убедился, что его возлюбленная не изменилась: она была всё так же полна любви ко всему живому, но разум к ней не вернулся, и по-прежнему она не говорила ни слова. А это означало, что оставлять Анну одну было никак нельзя: в Уотердипе безумцев запирали в сумасшедшем доме, условия в котором были хуже, чем в любой тюрьме. Поразмыслив, Джандер решил попытаться выдать Анну за немую: так будет проще скрыть безумие.
Как Анна могла вернуться? Джандеру теперь было известно, что Анна сама по себе была воплощённой частицей души другой девушки - Татьяны из Баровии. Татьяна же, по причине наложенного на Баровию проклятия, должна была перерождаться вновь и вновь, чтобы каждый раз становиться источником любовных мук для владыки Баровии - графа Страда. Каждый раз девушка, представлявшая собой новое воплощение Татьяны, вызывала во владыке неземную страсть - и каждый раз умирала, оставляя его с разбитым сердцем.
Всё это Джандер знал очень хорошо. Так почему же было не предположить, что и частица души Татьяны, перенесённая в Фаэрун, способна перерождаться?
Они шли вдвоём по улицам Уотердипа, направляясь в "Весёлую бутылку", где у Джандера была назначена встреча с Малеком, а теперь ещё и с Эрой. Будучи не в силах переступить порог, пока его не пригласят, Джандер принялся барабанить в дверь - так, чтобы обратили внимание даже подвыпившие посетители.
Кажется, Анну это несколько удивило. Во всяком случае, она тут же сама распахнула дверь и, войдя, жестом поманила за собой Джандера, приглашая его войти. Вот только Анна - не постоянная обитательница "Весёлой бутылки", так что её приглашение не сработает...
- Эй ты, там! - раздался голос хозяина. - Входи уже, а то всю дверь мне разнесёшь!
А вот это уже было то, что нужно.

Отредактировано Джандер (19 марта 14:24)

+2

5

Малек остановился неподалёку от входа в резиденцию ордена Латницы, пытаясь вернуть себе внутреннее спокойствие. Его шевелюра была мокрой от пота, а рубашка липла к телу. Вызов застал паладина в тренировочных покоях Залов Правосудия, и тот быстрый шаг, почти бег, которым он добирался до Файр Виндз, не дал ему остыть.
Только что из особняка выскочил тот самый торговец, о злоключениях которого дамарцу уже поведал младший Танн. Сейчас Стормвинд баюкал свою искалеченную правую руку, что было странно — особенно если учесть, что вслед ему доносился голос Синдри, могущественного жреца Гаэрдала Железнорукого:
— Обдумай поведение своё, юноша, и только потом возвращайся! Ибо не след путать правосудие с жаждой мести.
Раздражённо скривившись, торговец остановился на мгновение, заодно скользнув взглядом по паладину, но ни приветствовать того, ни отвечать что-либо гному не стал, и лишь продолжил свой путь. Малек же, удивлённо хмыкнув, вошёл внутрь особняка.
Гостиная предстала перед тормитом во всём аскетизме своей обстановки: стол и несколько кресел вокруг него, камин, ковёр на деревянном полу и больше ничего — ни картин на стенах, ни статуй, ни каких-либо других украшений. Последний раз дамарец был тут, когда вернулся из Врат Балдура, предпоследний — когда пришло известие о пропаже Кары. В тот день паладин точно так же спешил сюда, и точно так же в голове его роились мрачные предчувствия и предположения. И неспроста — ибо вызывали в резиденцию только по весьма важным и чаще всего неприятным причинам. Остальные дела ордена в Уотердипе вершились в том же храме Тира. Что, опять же, вызывало вопросы насчёт визита Стормвинда именно сюда. Чем-то ему храм божества правосудия не мил оказался, наверное.
На этот раз в комнате находился не полный совет, но лишь один разумный — пожилой гном, состоявший в ордене Латницы в ранге Воздаятеля. Кивнув Малеку на одно из свободных кресел, Синдри произнёс, как будто продолжая беседу:
— Нечасто приходится говорить такое, юноша, но с тем неведомым, возможно, рыцарем почти согласен я. Но почти — ведь лишение кисти только за ложь и хамство скрытое суровая уж слишком мера. Однако, проблема в том, что ситуацию лишь со слов одной стороны знаю я. Да догадки ещё есть в наличии, основанные на торговца поведении. Лицемер он, и что-то да скрывает.
— И что вы предлагаете сделать? — поинтересовался тормит.
Конечно, он было хотел ещё спросить и об оговорке гнома насчёт "возможно неведомого рыцаря", но само описание этого рыцаря уже содержало вероятный ответ. Синдри тоже предполагал, что то могла быть Кара.
А если же нет — действия незнакомца в любом случае затрагивали орден, созданный для защиты от бесчинств и злых деяний. Даже если имели под собой вескую причину. Неорганизованные одиночки зачастую приносили вреда лишь немногим меньше, чем те, с кем они боролись.
— Сведений больше надо нам. Опросить видевших происшествие следует кому-либо. Возьмёшься ли ты?
Разумеется, Малек взялся. Последующие несколько часов он потратил на выслушивание рассказов свидетелей. И чем большее их число упоминало об излечении мальчишки, да о серебристом тумане, в котором исчез тот самый рыцарь, тем больше суккубов скребло на душе у тормита. Паладин, избравший путь возмездия, да ещё такого роста — это было ещё больше похоже. Но почему, если так, она действует в одиночку, а не связывается с собратьями по ордену? Почему пользуется другим именем?
Впрочем, вероятность того, что Малек, как и Синдри, пугался тени вороны, всё ещё оставалась.
Ещё в историях очевидцев всплыли обстоятельства неблаговидного поведения самого торговца, о котором тот явно умолчал. "Покалечили всего лишь из прихоти" превратилось в "отрубили кисть за то, что едва не забил кнутом мальчишку, возможно, что и до смерти... собирался". Но последнее было далеко не фактом, так что хоть и возникали вопросы к "доброму человеку" Стормвинду, но и к его... обидчику их число отнюдь не убавилось.
Когда тормит вернулся с докладом в Файр Виндз, то там его ожидали ещё известия — о ворах-бэйнитах и о том, как наказали их. И вновь Торил. И вновь вопросы — и к нему, что будут заданы при встрече, и уже не к свидетелям, но к преступникам.
— Такое ощущение из-за него, будто весь Уотердип — всего лишь большая деревня, — в сердцах высказался один из жрецов Суни, что пытался добиться от золотой эльфийки чего-то более связного, чем повторение имени рыцаря.
И Малек мог его понять. Впрочем, ещё в бытность свою оруженосцем у паладина мести дамарец не раз замечал, что подход Кары весьма действенен, при всей его жестокости порой. Можно было предположить, что и у её собратьев по клятве дела обстоят так же.
Завершилось всё это уже лишь поздним вечером, когда Селуне вовсю светила в небесах. Путь до "Весёлой бутылки" показался изрядно уставшему — пусть не столь телом, сколь умом и душой — дамарцу чуть ли не вдвое дольше обычного. А ведь ещё предстояла беседа с Джандером... если тот уже прибыл, конечно. Ну а потом уже бадья с горячей водой, сытный ужин и сладкий сон... мечты-размышления эти, впрочем, растаяли, как камень от дыхания дракона — стоило только подойти поближе к таверне. Судя по доносящимся оттуда выкрикам, в "Весёлой бутылке" шла потасовка. Малек прибавил шагу, и вскоре оказался внутри заведения.

+1

6

[indent]Время тянулось, точно ржавый гвоздь вытаскиваемый и мореного дуба пальцами. Разговорившие, точнее часть диалога, что девушка услышала, мягко говоря раздражали. Однако, это было ее личное мнение. А то было их, в котором хулу на богов не возводили. А лишь на тех кто был при них, а то смертные. Они могут быть разными, возможно они говорят как раз не о тех кто свят, а кто служитель своего бога, так лишь на бумажке. Не однозначно, а значит сложно, а на такое срывать злость, что себя не уважать. А потому тяжелый вдох, а за ним выдох и можно еще немного время скоротать глядя на огонь. Можно было бы, да шило в пятой точке не утаишь, и ноги какими бы уставшими не были ныли и просили движения. Проси и обретешь как говорится, и Эра встав из-за стола решила пройтись по залу, глаза переводя от одного посетителя к другому. Высокий рыжий мужчина, все так же общался с лунным эльфом, как если бы те были как минимум были старыми друзьями. Так же в заведения спокойно дрых, уже выпивший не первую и по запаху который можно было слышать даже в шлеме пинту эля. Отчего Торил аж подняла ворот чтобы не дышать, подобной гадостью. В зале так же сидело пара полуросликов, что-то оживленно обсуждавшие за развернутой на пол стола картой, были и просто люди, рабочие порта, да несколько видимо завсегдатых, судя по дорогим одеждам, не то отпрыски мелкой знати решившие поискать здесь новых ощущений, не то разжиревшие барды. В общем по сути ничего интересного. Все бы ничего, но вот один из них подошел к официантке, и сделал жест ладонью точно, желая выпить. Обычный в принципе жест, да вот сама молоденькая девчушка которой и двух десятков не дашь, както-то лицом посерела, и мотая своими черными косами отрицательно закачала головой.
- Мог. Бренди, последний ушел, простите.
А после, чуть ли не убежала от явно недовольного посетителя. Знаете Эре бы пройти мимо, да вот только такое сокращение она уже однажды слышала, от знакомого Скорняка что порой торговал на большаке. И напиток как напиток, да только Могильным его еще называли, а для простоты сокращали. И было это пойло, совсем далеким от привычного спиртного, да и по словам старухи Каргии, компоненты шли на него, далеко не хмель и солод. Чуть сбавив шаг, девы было хотела подойти да краем глаза приметила, будто бы отклеившегося и вышедшего из тени подоконника, полурослика замотанного так, будто бы за окном зима. Не останавливаясь Эра прошла чуть дальше, и встала так будто бы, наблюдала за тем что находится за окном, лишь краем глаза созерцая всю картину что происходила дальше. Любитель гробить свой организм разной дрянью пытался поднться из-за стола, да только шатался так что едва ли себе это позволить. Хотя нет, вновь замотанный во серый дорожный плащ полурослик с капюшоном, возник из ниоткуда и просто утянул пьяного на свое место. Этот недоросток был странным, ускользавшим из виду, казалось вот он есть, и глядь уже в другом месте. Но сейчас он стоял напротив завсегдатого, вполне спокойно о чем-то говоря, шепотом что слышно не было совсем. Что-то извлекая из-под одежд, он протянул заметно повеселевшему и похоже протрезвевшему человеку. Тот не долго думая, извлек из кошеля пару монет и протянул их недомерку, принимая от того сверток размером с кулак. Неприятное чувство заныло в животе у Нэй'Торил, заставляя ту вновь начать двигаться, пройдя походкой вполне усталой она двигалась так как если бы хотела пройти к барной стойки. Надежды на то, чтобы услышать разговор, совсем не было, однако до слуха все же донеслось.
- Лахи, могу больше. Но дороже.
Ладно если первое, могло было быть и просто Могущественное, или Могу Бренди выпить, и там было место быть и совпадение, за которое хватался бы разве что последний параноик. Но, упоминание с тем же человеком, части названия Лахикса, одного из смертельных способов "забыться", на совпадение тянуло с натяжкой. Клинок плавно вышел из своих ножен, да так что сейчас был взят обратным хватом, и смотрел своим острием вверх вдоль руки по направлению локтя, плавные движения и Эра подошла к столу человека и полурослика. Застав последние слова разговора, типа "Хорошо, давай сюда свою отраву." у рыцаря возмездия уже почти не осталось каких либо сомнений, и своим видом нависнув над обоими она решила дав шанс на недопонимание всей ситуации с ее стороны, завести беседу.
[indent] Результат того разговора, мог вполне застать Джандер спустя время, когда отважился зайти вместе со своей милой, в сие заведение. Отталкивая женщину, со словами - С дороги! - и -Да заходите, что в проеме встали!? - Мимо него пронесся мужчина, весь взъерошенный и взлохмаченный, как если бы ему скипидара под хвост налили. В самом же заведении нарастала гнетущая атмосфера, надвигающейся если не бури то как минимум драки. Внимание собравшихся было приковано, к знакомой вампиру фигуре в коканной броне стоявшей на лестнице, ведущий на верхние этажи. Знакомая ему рыцарь держала одной правой рукой за грудки полурослика замотанного во все серое, и прижимая того к стене. Тот всячески старался вырваться, и что-то пищал в ответ, на походу ранее заданные вопросы. После того как Золотой Эльф со своей леди, прошли в помещение обстановка, начинала принимать совсем иные очертания. Видимо у полурослика были друзья, которые вот совсем не оценили дружелюбие рыцаря Торил, по отношению к своему другу. Так как лица у них были злые, а в руках арбалеты. Примерно в тот момент когда дверь таверны вновь распахнулась перед Паладином, примерно в сторону его лица, офигивая от того что все так случилось, летел полурослик в сером, маша при этом руками аки птаха. А на лестнице, в серебристой дымке уже кричал один из арбалетчиков — Горячо! - Заставляя своих коллег, иметь примерно такое же лицо что и их невысокого друга, видя как воин в кожаном доспехе и шлеме пробил плечо одного из стрелков своим коротким мечом. Драка начиналась, и обещала перерости в массовую потасовку, ну по крайней мере она могла такой вполне себе стать, если кто-нибудь не вмешается.

+3

7

Едва переступив порог заведения, Джандер об этом пожалел. Потому что в таверне шла драка, в центре которой была, разумеется, Эра.
За себя Джандеру бояться не приходилось - даже если его утыкают стрелами, как ежа, он сможет преспокойно их вырвать из тела. Нежити ни к чему бояться умереть от людского оружия. Но вот Анне в такой обстановке явно делать нечего.
Эра прижимала к стене насмерть перепуганного полурослика. На воровстве попался, что ли? Вряд ли, обычный воришка Эру не заинтересовал бы. Разве что украл что-нибудь особенно ценное. Возможно, так и было, если учесть, что его жизнь пытались спасти некие личности с арбалетами, стрелы которых были направлены прямо на Эру.
- Держись позади меня, - сказал Джандер Анне, отнюдь не будучи уверен, что та его поймёт.
Но вот полурослик, отчаянно размахивая руками, вылетел в дверь таверны, в которую - вот же совпадение! - как раз входил Малек. Эра тем временем ранила своим клинком одного из арбалетчиков.
Интересно, это у Эры талант такой - притягивать к себе всяческие схватки и потасовки? Или талант её заключается в том, чтобы их находить?
- Малек! - стоило другу оказаться внутри, как Джандер бросился к нему, как к спасителю. - Выручи, будь так добр! У этой моей знакомой в доспехах явно проблемы, а я, как видишь, с дамой, которую не могу подвергнуть опасности. Может быть, побудешь с ней, пока я попытаюсь выяснить у знакомой, что здесь, собственно, случилось? Да, мою даму зовут Анна, она немая, так что с тобой поговорить не сможет.
Оставив Анну на Малека, Джандер поспешил в гущу схватки.
- Эра! Что здесь вообще случилось? Неужели на таверну напали разбойники?

+2

8

Таверна, которую тормит уже привык считать безопасной, в которой уже целую вечность не было крупных потасовок и в комнатах которой можно было ночевать безбоязненно, поприветствовала Малека скользящим — полностью увернуться не удалось, половинчик воспринимался каким-то размытым в полёте — ударом по правой скуле. Шмяк! Паладина даже развернуло назад, столь много силы неизвестный, отправивший полурослика в полёт, вложил в свой бросок. Когда же дамарец, прижав ладонь к пострадавшей стороне лица, всё же вошёл внутрь — тут его ждал ещё один сюрприз. Джандер прибыл, да не один. Свою красивую, но странную спутницу с золотисто-каштановыми волосами Санстар тут же поручил Малеку, а сам, ничтоже сумняшеся, полетел на помощь ещё одной своей знакомой — высокорослой женщине в чёрных доспехах и глухом шлеме, ловко орудовавшей коротким мечом против четвёрки головорезов с арбалетами. Одного из них, вокруг которого вился серебристый туман, она уже успела ранить, а судя по крикам — ещё и обжечь при этом... О силы Полярной Звезды, когда это вампир умудрился познакомиться с Торил?
За спиной раздался звук удаляющихся быстрых шагов — видать, твердолобая мелочь всё же пришла в себя после знакомства с головой паладина. Тот закрутил головой, скользя взглядом по залу в поисках безопасного места для своей подопечной. А заодно — тех, кому её можно было бы перепоручить, не беспокоясь при этом о безопасности девушки. Защищать — это замечательно, но, как убедился за прошедшие годы Малек, следующие слова из догматов его клятвы были порой куда действеннее. Если он тоже вмешается в потасовку — та завершится быстрее, и будет куда меньше шансов на то, что пострадает кто-нибудь из непричастных окружающих. К счастью для дамарца, Танн и Элаит как раз были тут. Пара слов, кивок в сторону Анхен — и Арфист уже галантно усаживает её за свой столик, да начинает рассказывать одну из своих многочисленных забавных историй.
Сам же паладин устремился к лестнице. За прошедшие несколько секунд женщина-рыцарь избавилась ещё от одного из своих противников, оглушив его эфесом меча. Да заодно перебросила Джандеру некий мешочек и заслонилась раненым от болта, выпущенного одним из двух оставшихся арбалетчиков.
Малек не стал доставать Хенделсен — в тесноте лестничного пролёта двуручный меч скорее обуза, чем что-то ещё. Он просто врезался в ближайшего головореза всем своим бронированным — как хорошо, что безопасность Уотердипа всё ещё не отучила дамарца от привычки почти всегда (за редкими исключениями) носить латы — телом, впечатывая того в стену таверны. Последний из противников явно заколебался, направляя свой арбалет то на женщину, то на тормита — не зная, в кого же выстрелить. Боясь, что другой (или другая) в любом случае не дадут ему уйти. Паладин покончил с его колебаниями, сперва выбив оружие из рук головореза, а потом — оглушив его ударом латной перчатки по голове. На всякий случай. Мало ли, что подобный типус мог сотворить от отчаяния.
Что ж. Потасовка завершилась. Теперь стоило бы поговорить с той, что за последний день навела немало шороху в крупном городе. Повернувшись к Торил, Малек уже собрался было поприветствовать её, да представиться, но вот её меч... Вблизи дамарцу трудно, почти невозможно было не узнать оружие своей наставницы — Безымянный. Кара весьма ценила этот меч, выкованный из жаркого железа, и вряд ли рассталась бы с ним по доброй воле.
— Откуда он у тебя? — после недолгого замешательства произнёс паладин, указав на меч.

+2


Вы здесь » Легенды Фаэруна » Эпизоды » Старые друзья, новые враги