Легенды Фаэруна

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Фаэруна » Эпизоды » Стигийские глубины


Стигийские глубины

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s7.uploads.ru/t/5VINa.jpg

Место действия: полузабытый склеп близ леса Невервинтер, в шести часах от города верхом.
Время действия: 6 число месяца Заката Зимы, солнце на склоне.
Участники: Гарвен Без Клана, Сабета Лоаркаст
Описание: С первыми лучами весеннего солнца пробуждается загустевшая за месяцы холода кровь. Жизнь возвращается на дороги Севера, и живущие начинают выбираться чуть дальше от гаснущих очагов, по первым ледоходам и обнажившейся земле. Белизна снега перестаёт быть безупречной. Опасные обитатели этого мира тоже просыпаются, алкая тёплой крови. Гарвен из Мирабара привык к этому жизненному циклу, пусть и не принадлежал ему полностью.
Но есть существа, которым круговорот жизни чужд, а первозданная темнота - единственное убежище. Именно в поисках таких дварф рыщет по весне среди пещер леса Невервинтер, надеясь отобрать принадлежащие древнему злу сокровища и тайны. И конечно, эту цель преследует не он один.
Вызваться напарником в опасное путешествие - это верный способ найти проблемы. Но найдёт ли Сабета Лоаркаст в этой вылазке что-то кроме излишних рисков?
Или она сама станет источником опасности для нанимателя, который не ожидал от союзника проявления тёмных сил?
Сил, угрожающих им обоим.

Отредактировано Гарвен (19 октября 21:04)

+1

2

Дороги размыло так, что иные превращались в нескончаемый поток селя, а солнца не было видно за тёплыми, болезнетворными туманами. Глыба города Невервинтер превратилась для дворфа в лабиринт, из которого было сложно найти выход - и пусть солнце не слепило привыкшие к темноте глаза, всё же улицы никогда не были для Гарвена родной стихией. Он из раза в раз посещал Невервинтер, чтоб собрать слухи со всего Севера. Этот крупный город стал для него отправной точкой путешествий, которые могли обернуться богатой добычей, свежим исследованием... или угрожающим жизни фиаско.
Дварф не собирался заводить напарников и друзей в этих долгих и опасных изысканиях, но эта девушка - казалось, она сама напрашивается в помощники. Сабета, как она назвалась, столкнулась с Гарвеном у доски объявлений.
Они оба сразу поняли, что рассматривают одно и то же объявление.

Граждане Невервинтера!
В связи с обвалом на Восточном тракте, просьба избегать среза на север. Отряд паладинов Хельма обнаружил там захоронение, мертвецы не упокоены. О ситуации будем извещать вовремя.
Просьба: не пытаться исследовать эти места!


Конечно, они оба не могли обойти это дело стороной - блеск алчности в глазах давал о себе знать, и решение поделить добычу было принято молниеносно.
К счастью, никто не добрался сюда раньше них.
Гарвен взял пони с сумками для поклажи и купил терпение отчаянного бедняка из Гнезда, чтобы он показал дорогу и проследил за скакунами, пока дуэт будет спускаться. Старика звали Грег, и порой он напоминал не человека, а исхудавшего полуорка. После того как зоркий глаз следопыта приметил рабское клеймо на лодыжке спутника, всё стало на свои места. Голод вынуждает такого человека  пускаться даже на самые невероятные авантюры. Самого Гарвена подталкивало лишь естественное любопытство - в конце концов, подземелья всегда были частью его специальности.
Склеп не выглядел так, как они этого ожидали. Хорошо протоптанная тропинка вела к высокой двери, рассчитанной явно на нечто большее, чем человек. Следы человеческих ботинок и скелетных лап беспорядочно отпечатались в земле, свидетельствуя о прошедшем бое.
Ирония заключалась в том, что никаких иных следов боя вокруг и не было.
-Сэр дварф, сэра... - Грег привязал скакунов к тонким осинам близ выхода. Лишь слабый ветерок и звук весенней капели мешали разговору. - Через сколько мне уходить, если вы не придёте?
-Суток от заката до заката. - дварф вынул меч из ножен, решительно глядя в тёмный проём. -Палатка у тебя есть. Костёр разведи сам, будут спрашивать - скажи что сопровождал Арфистов. Немногие будут пытаться насолить большим шишкам. - необычно живой для дварфа баритон стал ниже на последних словах. -Обещаю тебе золотой за работу, когда вернусь. Купишь себе нормальную одежду на следующую зиму.  - дварф замолчал. -И сведи клеймо. Беглые рабы - даже в Невервинтере остаются беглыми.
Дварф  внимательно посмотрел в лицо Сабете, пытаясь выяснить степень готовности. Сочтя момент подходящим, он сделал шаг вперёд. Руны меча вспыхнули синим, едва на них опустилась темнота.
-Нет смысла таиться. Если можешь зажечь свет, и я правильно понял что ты маг, то зажги. Ищи таблички, надгробия... - эхо его голоса отдавалось во всём сумраке склепа. -...если можешь прочесть - читай вслух. Надгробия не вскрываем. Нам нужны свидетельства старых эпох, а этому склепу от силы сотня. Я уверен, ниже уровни старше. - стиснутые зубы клацнули громче, чем полагалось. -И страшнее.
Небольшой рюкзак, лук с колчаном, тёплая куртка. Нервный, что-то ищущий взгляд. Едва археолог вошёл в склеп, следы присутствия паладинов здесь стали более явными  - следы пламени на стенах, разбитое оружие и мрамор малых колонн. Всё говорило об эльфской архитектуре, изящной в безупречности пропорции. Жаль, эта безупречность была уничтожена мощными ударами молотов.
Но трупов всё ещё не было. Ни ходячих, ни других. Это заставляло дварфа нервничать сильнее, чем обычно.

+1

3

Как же безбожно много просит за свои услуги Гильдия. Вроде даже не просишь их кого-то убить или ограбить, лишь собрать для тебя некоторую информацию...
И снова на мели. Хватит, чтобы прожить какое-то время, но дальше с таким богатством не продвинешься. С одной стороны, остановилась Сабета в весьма крупном городе, не лишенном проблем. С другой, все объявления на доске требовали чего-то большего, чем одна горе-чернокнижница. Разве что вот это, говорящее о неупокоенных мертвецах. Отряд паладинов там уже побывал, а значит был шанс отделаться малой кровью при зачистке оставшихся. Только вот она явно не была мастером в обращении с нежитью. Так, встречала пару раз низших мертвяков. Да и была она тогда не одна.
Наверно, стоять ей так вечно, сверля взглядом лист бумаги, если бы не появился этот дворф, которого тоже почему-то интересовала ситуация с захоронением. Даже уговаривать не пришлось — практически сразу согласился объединится ради взаимной выгоды.

Пока Гарвен раздавал инструкции их сомнительному проводнику, Сабета осматривала вход в склеп. Зрение у неё было получше, чем у людей, но всё же в кромешной темноте её это всё равно не спасёт. А именно такая и была дальше нескольких метров от двери захоронения. Хорошо хоть ума хватило прихватить с собой факел.
- Маг — это слишком громко. Говорю же, знаю пару фокусов, - отозвалась девушка, старательно высекая искры на промасленную деревяшку, - Но свет я зажгла. Ты уж прости, что не магический. Надеюсь, не разочаровала?
Даже не пытаясь скрыть усмешку в голосе, она перехватила горящий факел левой рукой и, подняв его над головой, вошла сразу за дворфом.
В эльфийских захоронениях ей не приходилось бывать, но определённые детали слабо угадывались по описаниям матери, которая пыталась передать хоть кроху своей культуры дочери.
- «Плохо и зря старались, маменька,» -  зло отозвалась чернокнижница на обрывки своих детских воспоминаний.
Вопреки просьбе Гарвена девушка даже не пыталась обращать внимания на надгробия и прочую мелочь. Куда больше её беспокоила их безопасность и отсутствие тел. Хоть живых, хоть мёртвых, хоть уже не мёртвых. На каждом повороте она сначала прислушивалась, потом осматривалась, и лишь не заметив ничего подозрительного позволяла двигаться дальше. В том, чтобы таиться был смысл — заметить врага до того, как он заметит тебя.
Парочка двигалась дальше, осматривая большую часть ответвлений, но стараясь не уходить далеко от главной залы. Прошло, наверно, часа два, прежде чем коридор вывел их к лестнице, ведущей вниз. Далеко вниз, даже света факела не хватало, чтобы выхватить из темноты ту сторону. Обменявшись с дворфом взглядом, Сабета начала осторожно спускаться по широким, в несколько шагов, ступеням. Стены были гладкими и, казалось, отполированными. В них без какого либо труда можно было разглядеть своё отражение. Которое периодически поворачивалось к живому оригиналу, улыбалось, корчилось, приветственно махало. Иногда и вовсе уходило, словно растворяясь в темноте. Девушка уже привыкла к подобному — это был основной способ, которым взаимодействовала с ней Зера. Через отражающие поверхности покровительница могла говорить с ней напрямую, не утруждая себя еле слышимым шепотом в голове при прочих обстоятельствах. Особенно раздражало, когда хочешь как-то привести себя в порядок, а отражение всячески мешает, никоим образом не выполняя свою основную функцию.
В итоге чернокнижница ступила на площадку перед закрытыми дверьми, вырезанными из камня и украшенными орнаментом. Здесь уже девушка отчётливо могла видеть надписи на эльфийском. Поднеся факел поближе, она принялась читать. Точнее пытаться. Многие слова ей были знакомы, но вот их написание, окончания никак не давали связать их в предложения с хоть каким-то смыслом.

+1

4

Гарвен знал что такое страх, и прекрасно понимал что хвалящиеся бесстрашием сородичи-берсеркеры тоже знают.
Они не боялись битвы с самым страшным противником в те, прежние, хорошие времена. Они прекрасно чувствовали плечо союзника, и оттого были готовы встретить во тьмы приближающегося Андердарка даже спящего дракона, даже злобного древнего бога.
Но не теперь. Они шли по пустым, мрачным и мокрым коридором долго, и дварф чувствовал бьющийся в поджилках страх перед глубиной. Впервые за шестьдесят лет он боялся спускаться вниз, словно вечно был жалким наземником. Гарвен ощущал себя идущим внутри скелета громадного чудовища, плоть которого склевали хищные птицы и погрызли падальщики. Он сам надеялся поживиться, но теперь становилось ясно, что в склепе нет ничего ценного. Плотно закрытые саркофаги свидетельствовали о том, что местная нежить не поднималась из могил. Но тогда кто оставил царапины и выбоины на колоннах и стенах?
-О, Дуин сохрани...- девчонка оказалась смекалистой, но Гарвен не чувствовал что она достойный боец. Пока не чувствовал.
Путь вперёд продолжался, пока выход из склепа не стал крошечной белой точной где-то далеко позади. Казалось, череда аккуратно выложенных в нишах гробов и каменных усыпальниц между ними не имеет конца. Но они всё же нашли то, о чём Гарвен подозревал с самого начала.
Винтовая лестница вниза, к высокой резной двери с эльфийскими символами. Классическое подземелье середины первого тысячелетия, когда крепости остроухих ещё могли устоять перед напором орд зелёной мрази. Но такие места не открываются зрению чужаков сами по себе. Значит, кто-то открыл его изнутри.
И эта мысль пугала.
-Сабета... - Гарвен осветил дорогу мечом, когда она вышла вперёд, к двери. Скользкий, оледеневший мрамор становился похож на лёд или стекло, и дварф мог поймать в бликах своё отражение. И не только своё.
Пылающие глаза серых карлов, дуэргаров, вперились в дварфа, намереваясь пробуравить взглядом. Гарвен развернулся и сделал быстрый замах, но... рассёк лишь воздух.
Смех вероломных пожирателей мёртвой плоти, карликов-кровопийц, сотрясал рассудок.
-Сабета! - Гарвен соскочил вниз, к двери. -Ты их видела? Видела серых дварфов?
На изборожденном морщинами лбу следопыта выступила тонкая плёнка пота. Глаза расширились, а с покрытой изморозью бороды накрапывало. Он не на шутку испугался.

+2

5

-Что? - девушка медленно повернула голову к Гарвену, до последнего цепляясь взглядом за письмена на двери. Либо её познания в эльфийском совсем плохи, либо тут написана нечто странное. И это непонимание её несколько раздражало.
Дворф же выглядел встревоженным. Мягко говоря. Он что-то заметил? Она вот даже ничего не услышала, наверно, так сильно увлеклась переводом.
-Нет. Не видела. Ты уверен, что мы здесь не одни? Спрятаться-то негде.
Её отражение в стене сдавленно хихикало и словно искренне старалось не смеяться в голос, заставляя Сабету недовольно повести плечами.
-Слушай, - и хоть в присутствие здесь серых дварфов верилось с некоторым трудом, голос её стал тише, почти перейдя в шепот. - Мне нужно время, чтобы разобрать что здесь написано. Прикрой пока мне спину, лады?
Девушка снова повернулась к двери. Что-то во всём этом не сходилось. Какой-то склеп с продолжением под землёй, а речь тут про какой-то отдых и развлечения. Какие, к бесам в задницу, развлечения в таком месте? Про отдых и так понятно — вечный.
- «Так, кажется, какое-то имя...» - надписи были покрыты слоем пыли, мешая разбирать буквы. Приходилось то и дело протирать их рукой. - «Зай... нет. Зе... Зера?».
На этот раз отражения приключенцев не смогли сдержаться, ржали как кони, держась друг за друга, чтобы не упасть. Как-то резко пришло разочарование и чувство потраченного в пустую времени. Ну что тут может быть ценного в этом месте?
Отношения с покровителем у Сабеты были странные. Чернокнижниками она никогда не интересовалась, но в страшных и поучительных историях часто говорилось про то, что всякие потусторонние сущности — истинное зло, и они всегда заставляют своих последователей творить ужасные дела. Поначалу, когда девушка только заключила сделку, у неё всё же были некоторые опасения на этот счёт. Конечно, она бы сделал всё, ради силы, дарованной ей в помощь. Но сам факт совершения всяких ужасностей был ей не мил. Время шло, а Зера лишь продолжала ей нашептывать и показывать всякое, никогда и ничего от неё не требуя. Разве что «всякое» со временем становилось более жестоким. В итоге девушка перестала воспринимать покровителя как нечто выдающееся и требующее особого отношения. Скорей, в ней зародилось некое пренебрежение к этому голосу в голове.
Она отвернулась от двери и подошла к спутнику.
- Гарвен, - голос её звучал спокойно, почти буднично. Даже немного скучающе. Её рука легла на плечо дварфа. - Расслабься. Это всё у тебя в голове. Нет тут никого. Так... на двери написано. Я только пока не поняла как её открыть.
- «Дорогая, ты могла бы просто меня попросить.» - отражение в стене смотрело на девушку хитро ухмыляясь. Эту паразитку явно забавляла ситуация и эмоции, которые испытывали спутники.
- Попросить открыть? И чтобы это значило, - раздраженно пробубнила Сабета, скосив взгляд на своё отражение.
- «И вправду, что значит просить?».
Звук открывающейся двери заставил подскочить от неожиданности и резко развернуться. Резные каменные створки расходились, открывая проход и встречающего их с той стороны скелета.

+2

6

Морок спал быстро, стоило услышать голос Сабеты. Гарвен не стал отвечать на её слова, чувствуя что приходит в норму, концентрируя взгляд на чём-то кроме стены - например, на каменном полу. Он уже сталкивался с ловушками такого рода - нужно было отвести взгляд, чтоб избежать их пагубного воздействия на разум.
Многие исследователи подземелий заканчивали жизнь башнях шутов и монастырях, тронувшись рассудком. Дварф не хотел стать одним из них - уж лучше заработать любое другое увечье.
-Будь осторожна. Если здесь призраки, то мой меч сможет их изгнать, но перед чем-то серьёзнее лучше отступить. Паладины не... - створки ворот резко раскрылись, обнажив содержимое - проклятого скелета, вооружённого чем-то невнятным, вроде клевца. Гарвен был готов.
-Получай! - руны на мече вспыхнули с удвоенной силой, прорезав хрупкую кость. Скелет рассыпался быстрее, чем можно было предположить.  Сталь сияющей ковки, с нанесённым благословением жрецов - подарок родителей спасал Гарвену жизнь не раз и не два, оставаясь узами, связывающими с домом.
-Освети проход и пусти туда что-нибудь! - Гарвен выставил острие меча вперёд, продвигаясь в сумрак. Изящные барельефы становились здесь всё изощрённее, словно скульптор дал волю фантазии и наплевал на традиции оформления гробниц - изваяния эльфов были смеющимися, извивающимися, а иногда принимали двусмысленные позы. Дварф сплюнул.
-Смотрим под ноги.. - бурчание прервал человеческий крик, настолько отчётливый и близкий, что следопыт  отскочил. Тоннель далее превращался в развилку из четырёх ветвей, барельефы каждой словно двигались в свете факела, под бликами давно не посещавшего это место света. Гарвен начал недовольно мычать, поняв очевидное:
-Здесь нет паутины и пыли, кто-то ухаживал за этим место, чтоб меня... - на развилке возвышался тонкий столб из белого мрамора, на котором были изображены лица одной и той же женщины в разных выражениях.
-Ненавижу эльфийские руины, а ещё больше ненавижу их банши, если я правильно её расслышал. И у меня нет затычек для ушей, как назло. Не знаю что за демоница здесь изображена, но кажется паладины нашли смерть дальше, и разбудили её паству. - Гарвен посмотрел в сторону всё ещё открытых дверей назад. -Ты полуэльфка. Ничего не кажется знакомым? Я не хочу чтоб оказалось, будто ты ведёшь меня на убой ради какой-нибудь богини-паучихи. Там, дальше - залежи лунного камня, а может и сапфиры. Корм на несколько лет, безбедная жизнь. Даже если их охраняет лич, я засуну клинок в его костлявую задницу и смоюсь с добычей. Если кто-то остался в живых - поможем. Но без героизма.
Сказал дварф, сунувшийся в подземелье вовсе не ради добычи.

+1

7

Девушка только и успела, что выставить перед собой клинок, судорожно пытаясь вспомнить как именно можно упокоить скелета обратно. А Гарвен, ни секунды не колеблясь, бросился к нежити и одним ударом решил вопрос с неживой тварью. Это что, невероятное мастерство и огромный опыт, или весь фокус в светящемся мече?
- Могу только тебя туда пустить... - пробубнила она в спину дварфа, семеня следом. Изображения на стенах были аккурат в стиле покровительницы: от безобидных кривляний, до извращённых оргий и жестоких, но не лишенных изобретательности пыток. Вон те сцены даже доводилось видеть во сне. Такие себе ночки, после них почти сутки не хотелось вообще глаз смыкать. Но вот скелеты и леденящие кровь вопли уже были... «слишком».
- Богини-паучихи? - увлечённость осмотром  местности не помогала в понимании слов Гарвена. - Это...
По мере осознания сказанного глаза Сабеты сначала расширились, потом сузились, сверкая недовольством и возмущением.
- Это ты меня так проклятой назвал?! - она наклонилась к спутнику и шептала, почти шипела, глядя тому в глаза. - То, что моя мать является эльфийкой, никак не роднит меня с этими тварями! И что на счёт тебя? Ты точно не бросишь меня здесь, оставив в одиночку отбиваться от кучи нежити, пока сам с полными цацек карманами бежишь на выход, а?!
Девушка выпрямилась и зашагала вглубь одного из коридоров, специально задев Гаврена рукой. Куда красноречивей было бы толкнуть того плечом, да вот разница в росте не позволяла.
Через несколько минут в стене слева стал заметен проём. Сабета отвела факел за спину, чтобы как можно меньше света выдавало их присутствие. Подкравшись к арке, она, как и прежде, сначала долго вслушивалась в происходящее за поворотом. Всё же решившись выглянуть, девушка чуть двинула головой. Стоило лишь волосу показаться из проёма, как  вспыхнул довольно яркий для подземелья свет. Проход вёл в длинный и широкий зал. На стенах были выемки, в которых и горел огонь, не имеющий никакого явного источника. Хотя и огнём его назвать можно было лишь из-за некоторого сходства. Какой-то ленивый и даже не горячий. Но больше всего внимания привлекало множество различных фигур. На небольших пьедесталах в самых разнообразных позах и композициях замерли люди, эльфы, дворфы и прочие представители известных народов. Здесь даже были гоблины, орки и ещё куча разных тварей, про которых девушка даже и не слышала. Убедившись, что всё это воинство не двигается, она вошла в зал и приблизилась к ближайшей фигуре. Кажется, это был гном, с блаженной улыбкой и полными безумия глазами он подрезал розы, растущие прямо из своего оголённого и кровоточащего торса. Фигура выглядела до ужаса живой и настоящей. Это не походило ни на скульптуру из какого-нибудь камня или дерева. Даже на чучело не было похоже. Слишком живое.
- Надеюсь ты прав, и в конце нас ждёт настоящее богатство. Не хочу, чтобы всё... это оказалось зря.
Парочка продолжила двигаться дальше по залу, в конце которого виднелся ещё один проход.

+1

8

Он чувствовал застывшие в спёртом воздухе крипты страх и ненависть. Гарвен повидал немало стычек, и прекрасно знал как чувствуется оставленное поле боя - застоявшаяся вонь пота не оставляла в таком месте ни на секунду. Она въедалась в лёгкие, провоцировала желание бежать или выплеснуть затаённую злобу. Зависит от того, трус пришёл на побоище или нет.
Гарвен и Сабета трусами не были, и потому злились сильнее чем обычно.
-Мне нужны артефакты, а не золото. - примирительно пробурчал дварф, с недовольством оглядывая скульптуру сородича. -Держи руки при себе. Я не хочу кончить как он. - острие меча со звоном коснулось мраморного изваяния. Гарвен на секунду задержался, думая над тем что видит. Что-то неправильное в изваянии смутно беспокоило его интеллект.
-Постой! - дварф опустил меч и, прищурившись, протянул ладонь к одной из роз, торчавших из тела разрываемого дварфа.
Разум Гарвена переполнялся догадками относительно того, что за сюжет изображала композиция. Ни в одном из предании своего народа он не слышал о разрывании розами. Асмодей побери, он узнал о самих розах всего двадцать лет назад. Что-то заставило Гарвена использовать свои способности к обнаружению магии.
-Я не думаю что эти статуи древние. Они свежевытесанные.  - дварф скривился. -Если я правильно думаю, то один из паладинов находится прямо перед нами.

Заявка

Я применяю Обнаружение Магии.
Теперь на твоё усмотрение:

1. Моя догадка оказывается верна, и дварф действительно был разорван и заточён в камень.
2. Моя догадка не верна, и ничего магического в статуе нет.

+1

9

- В смысле? - девушка подошла ближе, внимательно слушая объяснения Гарвена.
И если ему верить, то все эти статуи, по сути своей, были живыми существами. Лишь магия удерживала их в подобном состоянии. Не известно, были ли они в сознании, ощущали, видели и слышали то, что с ними происходит.
Как-то быстро работёнка по исследованию небольшого склепа превратилась в лабиринт ужасов.
- К черту это дерьмо. Надо сваливать отсюда, - Сабета, стараясь не смотреть на окружавшие их изваяния, быстрым шагом направилась в сторону выхода. Но стоило ей дойти до конца залы, как в проёме она чуть не столкнулась с тонкой фигурой.
Мужчина, явно эльф, с мертвенно бледной кожей. Половину его лица скрывала белая маска, украшенная драгоценными камнями. Одет он был богато, можно даже сказать роскошно и весьма элегантно. Столь прекрасный образ портила лишь гладко выбритая голова и кисти рук, лишенные кожи и мяса. Прямо за мужчиной следовали, словно паря над полом, две тени, при виде которых тело цепенело от ужаса, не оставляя возможности хотя бы попытаться убежать.
Баньши не нападали, лишь недовольно кривились при виде живых. Словно они были простым телохранителями своего хозяина. Эльф, тем временем, откашлялся и заговорил:
- Прошу меня простить. Госпожа не предупредила меня о приходе её гостей. Я был так увлечен разбирательством со вторженцами, что не сразу заметил ваше появление.
От звука его низкого, бархатного голоса стало немного легче, девушке даже удалось сделать несколько шагов назад. Но ужас всё ещё сковывал движение и мешал связно мыслить.
- Вижу, вы уже успели ознакомится с моей коллекцией, - мужчина приосанился, а на лице его появилась горделивая улыбка. - Самые выдающиеся из тех, кто когда либо осмелился вломиться в сие убежище, заняли здесь почётные места. Я могу рассказать вам историю каждого наивного глупца, что посчитал себя достойным вот так просто вломиться в убежище, находящееся под моей защитой... Ох, снова прошу меня простить. В последнее время у нас так редко бывают гости, что я стал легко забываться. Ведь не ради моих историй вы сюда пришли, верно? Чтож, я немедленно распоряжусь, чтобы вам приготовили ваши комнаты, - он коротко взмахнул своей костлявой кистью в сторону баньши, тем самым заставив одну из них тут же раствориться в темноте коридора. - Займёт не более нескольких минут. Как раз пока я вас к ним провожу. Может мне так же распорядиться приготовить вам рабов для утех? Но их придётся ждать дольше. Возможно... час. Да, около того.
Эльф сделал шаг в сторону, одну руку он завёл за спину, вторую отвёл в сторону, приглашая своих «гостей» следовать за ним.
Сабета не знала как себя вести в подобной ситуации. Ей было страшно, и умирать в каком-то странном склепе, так и не достигнув своей цели... Это, мягко говоря, не то, чего ей хотелось. Не стоит и надеяться, что в драке с баньши ей что-то светит. Даже если дворф будет помогать своим чудесным мечом. Да и действует ли он так же хорошо на этих бестий, как и на скелетов?
А этот странный тип — кто он? Лич? Они вроде бессмертные, или что-то вроде того. Нет, шансов победить у них вдвоём нет никаких. Подыграть, а потом сбежать?
- «Только как подыграть? Зера мне никогда не рассказывала ни про какие убежища. Для чего они вообще? Зачем здесь столько нежити в качестве охраны?».
Кое-как заставив губы шевелиться, девушка выдавила:
-Да... Хорошо. Мы. Устали. С дороги, - она перевела взгляд на Гарвена, надеясь что тот поймёт её план и не попытается прорваться силой.

+1

10

Из всего обилия мерзких отродий, населявших тёмные уголки подземелий, Гарвен боялся нежить особенно сильно. Выплывшая из окутанного сумраком коридора тварь, отдалённо напоминавшая эльфа, и его призрачная свита застали дварфа врасплох. Он вздрогнул и отшатнулся, крепко вцепившись в рукоятку сияющего меча. Одно дело - схлестнуться с засадой зеленокожих или карлов Андердарка. Они предсказуемы, и смерть от их лап не может пугать так сильно, как перспектива вечного рабства когтях мёртвых богов, в качестве зомби или скелета. Ничто в мире не может быть хуже, чем возможность быть запертым в теле разлагающегося монстра, которое когда-то было тобой.
Гарвену хватило ума опустить острие меча, когда его спутница заговорила с костелапой тварью. Мерзкий, высокомерный эльф-кадавр, от одного взгляда на который подкатывала тошнота. Дварф не мог скрыть отвращение - он старался смотреть на Сабету. И она вызывала у него много, много вопросов.
-Да... Мы боялись наткнуться на хельмитов. Прошу прощения за вторжение. - Гарвен спрятал меч в ножны. Медленно. Готовый в любую минуту рывком вытащить клинок. 
Темнота рассеивалась, и гнилостный цвет магических фонарей наполнял просторные коридоры внутри горы. Гарвен чувствовал на себе хищный взгляд двух голодных банши - их зелёная эктоплазма могла быть разрублена клинком, но хватит ли удара, чтоб отправить в забвение? Маловероятно. Справиться с таким противником своими силами - задача не из лёгких, и если здесь потерпели фиаско четверо паладинов - значит им с Сабетой вряд ли придётся легче.
Дварф прокашлялся, словно простуженные. Он всем своим видом требовал от спутницы объяснений происходящему.
Ему не хотелось становиться ещё одним изваянием в заброшенной, безжизненной крипте.

+2

11

Клинок в её руке мелко дрожал, кажется, видно это было всем присутствующим. Лишь когда Гарвен убрал свой меч, девушке удалось заставить себя двигаться и последовать его примеру. Зашагав из залы, как предложил эльф, она обменялась взглядом с дворфом. Напряжение ей уловить удалось, но не то, что это относится и к ней самой. Она не считала, что сделала что-то плохое. Ну, кроме принятого решения о том, что стоит взяться за эту работёнку...
- И правильно делали, что боялись. У этих фанатиков ни стыда, ни совести. Ни здравого смысла. Всё пытаются насаждать свои глупые, скучные, никому не нужные порядки, - мужчина говорил размеренно, чуть поморщившись видимой частью лица при упоминании последователей божества стражей и защитников. - Никаких беспокойств. Не будь вы желанными гостями госпожи, то вас бы тут и не было. А незваных гостей мы стараемся встречать заранее, чтобы потом не пришлось заниматься устранением последствий их буйного нрава и желания крушить всё направо и налево.

Девушка затравленно смотрела в спину шедшего впереди эльфа, который вёл их дальше в неизвестность. Она обернулась, чтобы вновь встретиться взглядом с банши, которая замыкала их маленькую дружескую компанию. В голове суматошно роились мысли о побеге. Глупые, наивные и бесполезные. Наверное, вид у Сабеты сейчас был весьма жалкий. Ещё и слёзы на глазах показались от осознания собственной беспомощности.
Пока они шли по коридорам, прямо перед ними загорался на стенах свет, точно такой же как и в зале с живыми статуями. Они проходили мимо других арок, тусклого света из коридора хватало лишь на то, чтобы разглядеть обычную мебель. Возможно, другие странности скрывались в глубине этих залов.
В итоге они вошли в просторный округлый холл с множеством дверей. Две из которых были открыты.
- Прошу вас, располагайтесь. А мы постараемся, чтобы ваше пребывание в убежище было как можно более комфортным. Отдыхайте с дороги. Если вам понадобится что-то ещё — только скажите. Можете напрямую мне или любому из моих... ассистентов. И позвольте я это заберу.
Мужчина протянул руку к Сабете и забрал у неё факел, который она сжимала так сильно, что пальцы побелели.
Она повернулась к комнате, которую ей предлагали. В её глазах она выглядела словно тюремная клетка. Идти в которую не было никакого желания. А ведь подыграть этой нежити была её идея. Теперь оказывается, что она едва ли в состоянии это сделать. Слишком страшно. Девушка подавила в себе желание вновь встретится взглядом с Гарвеном. Если она заметит в нём хоть каплю страха или нерешительности, то сорвётся и просто погубит их обоих.
Сабета ухватила саму себя за локоть, до боли впившись ногтями, несколько раз глубоко вдохнула и вошла в «свою» комнату. Медленно, словно не желая пугать гостю ещё больше, дверь за ней тихо закрылась.
Помещение было чистым, с весьма дорогой мебелью: двуспальная кровать с балдахином, диван с обивкой, низкий столик рядом, на полу мягкий ковёр. Одна стена была полностью зеркальной. Было ли это настоящее зеркало размером со всю стену или чем-то иным — сложно сказать.
На столике гостью ждало несколько подносов с едой. Немного мяса, хлеб, сыр, фрукты и ягоды, не все из которых были знакомы девушке. Так же была и открытая бутыль с вином. В таком подземелье вполне можно организовать целый винный склад.
- «Не удивлюсь, если у них есть вино возрастом не менее нескольких сотен лет», - размышляла Сабета, поднеся к лицу бокал с вином. Пахло просто бесподобно, но отпить она не решалась. Вдруг отравлено? Она успела сделать несколько кругов по комнате, как отражение таки заговорило с ней:
- Ну что ты как не родная? Ты правда думаешь, что я всё это время тебе помогала только для того, чтобы отравить в каком-то подземелье?
Девушка одарила своё отражение сердитым взглядом исподлобья. То продолжало повторять движения за оригиналом, но выглядело более расслабленно и дружелюбно.
- Ты, может, и нет. А что происходит в мёртвой голове твоего... управителя я понятия не имею. Может ему нужно пополнение в его отвратительную коллекцию!
- Не придумывай. Всё у него в порядке с головой. Он один из самых старых и преданных моих последователей. На столько преданный, что даже после смерти не смог оставить служение мне. Не будет он вредить моей девочке. Даже если она так холодно ко мне относится.
Сабета остановилась и посмотрела на стену, словно пытаясь увидеть то, что за ней:
- А что с дворфом?
- Что с дворфом? Да не нужен он никому. Пока он с тобой, всё с ним будет в порядке. Хватит разговоров. Просто отдыхай. Своими метаниями скоро в могилу себя загонишь.
- Мне нек...
- Да ты с ног валишься! А когда в последний раз ты хорошо ела? Я, между прочим, переживаю за тебя. И цели ты не добьешься, если просто умрёшь от переутомления. Один день погоды не сделает. Но даст силы продолжить поиски.
Устало вздохнув, девушка села на диван, откинулась на спинку, потянулась к бокалу и осушила его залпом. Может и правда стоит позволить себе немного расслабится? Зера, в общем-то, дело говорит, хоть и признавать это не хочется.
Она уже доедала свой скромный обед, когда в отражении появилась новая фигура. От одного её вида Сабета замерла на месте, яблоко, которое она почти донесла до рта, выпало из ослабевших рук. У двери стоял человек, с лёгкой улыбкой смотря на свою бывшую воспитанницу. Девушка резко развернулась на диване, но кроме неё в комнате никого не оказалось. Столь же быстро повернувшись обратно к зеркалу, она вновь увидела Фейнриза. Являясь частью отражения, он неспешно подошел ближе, сел рядом с Сабетой, провёл рукой по её волосам...
Девушка из зазеркалья, оправдывая надежды и желания своего оригинала, бросилась на шею мужчине. Парочка начала целоваться и ласкать друг друга, постепенно избавляясь от одежды и в итоге перейдя на кровать.
Сабета же наблюдала затаив дыхание. Да, это был всего-лишь морок, подаренный покровительницей. Но ведь такой желанный и прекрасный. Она едва могла усидеть на месте от переполнявших её эмоций и возбуждения. А чем дальше, тем больше обиды и зависти в ней было. Ведь это должно быть взаправду, а не в каком-то отражении.
Ласки девушки из зазеркалья становились более грубыми и жесткими. Сначала она просто царапала, игриво покусывала. В какой-то момент ногти вошли глубоко под кожу, руки пытались отодрать целые куски мяса из плеч мужчины, зубы впились в глотку, раздирая её на куски. Фейнриз хрипел, умирая, но даже не пытался сопротивляться.
- Нет! - Сабета вскочила с дивана и подбежала к стене, что отделяла её от видения. - Перестань! Не смей!
Кулаки молотили по невидимой глазу преграде, заставляя ту чуть дрожать. Под особо сильным ударом завеса не выдержала и разлетелась на множество осколков. Подобрав один из них, девушка крутилась на месте, надеясь увидеть что с мужчиной из морока всё в порядке. Только единственное, что отличного от действительности можно было увидеть, так это её собственное ухмыляющееся лицо.
- Зачем ты это делаешь?! Сначала говоришь расслабиться, а потом показываешь такое?!
В ответ отражение лишь демонстративно облизнуло уголок рта.
- Сука!
Кинув осколок в стену, Сабета схватила вещи, которые ранее отложила на время отдыха, выбежала из комнаты и яростно замолотила в дверь, за которой находился дворф.
- Гарвен! Уходим, сейчас!
Не дожидаясь своего спутника, девушка быстро зашагала в сторону выхода из подземелья. По пути её встретил обеспокоенный эльф:
- Вы уходите? Так скоро? Вам у нас не понравилось?
- Не.. понравилось? - Сабета толкнула управителя и, схватив его за ворот костюма, прижала к стене. - Что мне должно было понравится? Как она показывает мне... всякое? Как играет со мной и моими чувствами? Ты ведь знал, что она так сделает, правда, знал?!
В ответ она не увидела злости или какой-то другой негативной реакции. На мёртвом лице была вполне добрая, отеческая улыбка.
- Тише, тише, дитя. Всё в порядке. Ничего страшного не произошло. Наоборот, - он медленно поднял руку и погладил свою обидчицу по голове. - Всё, что госпожа показывает, должно тебе помочь.
- И чем же мне это, блять, поможет?!
- Не мне отвечать на этот вопрос. А тебе самой.
От возмущения девушка даже отпустила эльфа и отошла от него на несколько шагов.
- Да пошли вы. Все, - она не переставала сверлить взглядом чертову нежить, лишь немного повернула голову в сторону комнат. - Ты идёшь или решил остаться в этом сраном гадюшнике?

+2

12

Древние сказания и легенды дварфов повествовали о предводительнице войны против иллитидов - Двейре, обманывавшей глубинных тварей с помощью зеркал и заклинаний, которые показывали чудовищнейший страх существа. Иллитиды обладали общим рассудком, и потом боялись Двейру всем своим существом.
Конечно, её боялись и сородичи за то, какую концентрацию псионической порчи несла в себе воительница. Проникая в разум чудовищ, она становилась постепенно похожей на них - к сожалению, по-другому это не работало.
Гарвен не мог отделаться от мысли, что эти тёмные подземные залы сконструированы для тех, кто должен пройти инициацию похожим образом. Для тех, кто должен испытать воздействие на разум, измениться под влиянием обитавшего здесь чудовища - или стать пополнением в его коллекции. Интуиция не могла его подвести - слишком много мрачных сказок клана Баттлхаммеры были посвящены такой борьбе. Гораздо больше, чем просто войне. Дварфы всегда понимали важность обладания цельным рассудком и не давали волшбе влиять на него.
Ведь их тела были крепки как камень, но разумы и души... ничем не отличались от таковых у более хрупких обитателей мира.
Гарвен молчал, наблюдая за Сабетой, и не выдавал паники. Старался не выдавать, потому что любой признак слабости дал бы ей повод сорваться - способные к Плетению слишком чувствительны к аурам мест вроде этого. Гарвен пытался выяснить её источник - тихо, наблюдая за тем, к чему прикован взгляд спутницы.
Пища, убранство, слова и внешность тварей, встречавших их - лишь помехи. Препятствия на пути к предназначенной им обоим цели. Следопыт чувствовал, что это место укрывает знания и тайны, которые должны увидеть свет.
Дварф отправился в свои покои тихо, подмечая все детали убранства комнаты. Из всей ненужной роскоши и обилия пищи в бледно-зелёном сумраке подземелья, его привлекала лишь одна вещь.
Зеркало. Чёртово зеркало. Оно притягивало взгляд сильнее, чем что-либо. Находясь прямо напротив входа, оно отражало всё что творится за спиной - и там, в темноте, сияли десятки хищных глаз, шепчущих хищные обещания на давно забытом языке. Шипящем, каркающем и чуждым. Языке Подземья.
Хороший следопыт всегда имеет пару трюков в арсенале, чтобы выйти из ситуации, когда загнан в угол. Гарвен резко развернулся и выхватил лук, надеясь что баньши и колдун не заметят его трусости. Но за спиной, конечно, не было ничего. Только темнота и тихое хрипение баньши, продолжавших вечный патруль. Нежити-колдуна рядом не было.
-О, Камень, как же я ненавижу магию... - дварф поморщился и вновь обернулся к зеркалу, внимательно вглядываясь в него. Но стекло запотело. Дварф подошёл ближе, игнорируя фрукты и питьё, которых так желала утроба после пережитого - но едва он протёр стекло, на него взглянули глаза мертвеца.
Гарвен не был самым храбрым дварфом в мире, но увиденное за стеклом заставило его раскрыть рот в безмолвном крике. Он не мог кричать. Сочащаяся за стеклом гниль, переплетённые в мерзких объятиях мёртвые тела, значение их поз - это вызывало лишь холодный пот и сводило внутренности. Дварфа вытошнило прямо на стекло, и он выронил лук. Тошнота и боль оказались настолько сильными, что колени подкосило. Он отползал от стекла на четвереньках, как животное, как раненая крыса. Тихое шипение нежити за дверным проёмом пугало - он был готов потерять сознание.
Лишь крики спутницы сумели привести дварфа в норму. Они оба попали в капкан, капкан очевидный, и смысл их пребывания здесь заключался не только в добыче. Они должны были убить этих тварей, чтоб освободить заключённых под мрамором несчастных.
-Сабета! - прохрипел дварф, откашливаясь. -Помоги мне! - жалкая просьба о помощи от маленького, приведённого в бессильную ярость существа. Что мог сделать дварф, нашаривающий рукой лук, в бою со столь чудовищным злом? Сознание Гарвена говорило только одно - быть быстрее, чем их заклинания.
Он глубоко вдохнул и утёр пот. Дрожь в коленях не прекращалась, а зловещие шёпоты становились всё громче.
-Банши - мои цели. - следопыт видел их блеклые силуэты из комнаты, и собирался с силами, чтоб сделать верный выстрел. Он припоминал какая из стрел в колчане отмечена руной Мартаммора - священным символом дварфов-путников.
Гарвен объявил призрачную эльфийскую нежить своей добычей.
-За Мифриловые Залы. - резкий рывок с места, выхваченный в перекате лук и освящённая стрела. Банши раскрыли пасти для раздирающего душу визга, но выстрел оказался быстрее. Гибкое дерево, окружённое благословенным сиянием, срикошетило от чёрных сводов и пронзило силуэты двух банши, заставив их согнуть от... боли? Гарвен не стал терять времени.
Он начал стрелять во все блестящие поверхности, все зеркала, сиявшие в проклятом подземелье.
Никогда не стоит недооценивать ловкость дварфов отдельно взятого дварфа.

Отредактировано Гарвен (7 января 17:47)

+2

13

В ответ на зов девушки дворф не вышел из комнаты. Он из неё вылетел мелким, но он того не менее яростным вихрем, пускающим во все стороны стрелы. Первая сияющей молнией насквозь пролетела двух призраков. Видимо, как и меч, стрела была необычной и заставила бестелесную нежить корчиться в агонии.
Не особо отдавая себе отчёта в том, что делает, Сабета вскинула руку, с кончиков пальцев сорвалась тёмно-синяя с бирюзовым отливом вспышка и поразив дальнюю банши, разошлась по ней тёмными всполохами, заставив с последним сдавленным воплем раствориться в подземном воздухе. Оставалась ещё одна. Резко развернувшись к последнему призраку, колдунья вытащила из ножен рапиру и сделала выпад, словно царапнув кончиком клинка полупрозрачную дымку. Глупых надежд о подобном ударе девушка не питала. Она использовала оружие в руке как проводник энергии, коей ранее поразила первую нежить. Банши уже практически оправилась от удара зачарованной стрелой, а потому дёрнулась в сторону. Промазать мистическим зарядом было проще, чем рапирой. Вторая тень сгинула, как и её предшественница.
- Да как вы смеете! - взревел эльф, начиная плести заклинание. Но почти сразу дёрнулся, замер, потом и вовсе опустил руки, сопя и с явным неудовольствием смотря в разбитое зеркало.
Можно было бы даже немного посочувствовать ему. Так радушно принял гостей, но не имеет возможности воздать им по заслугам, когда те нагадили в душу. Остаётся только молча проглотить обиду, когда твоя госпожа велит тебе не вредить, пока сама наблюдает за погромом и искренне смеётся.
Лицо управителя лишь зло дёрнулось, когда тонкое лезвие неспешно проткнуло ему шею.
- Не дёргайся, - Сабета стояла рядом, готовая проделать с эльфом тот же трюк, что и с последней банши.
Буря эмоций, что некоторое время назад подарила ей покровительница, помогла кинутся в драку с ужасающей нежитью не задумываясь. Только вот теперь, когда большая часть ярости выплеснута, девушка задумалась о том, что они с дворфом здесь устроили. Да и управитель смотрит зло и с укором. Долго ли бы они продержались против него? Ведь это наверняка Зера запретила ему что-либо предпринимать. Или просто готовит что-то пострашней?
- И что дальше? - обратилась она к Гарвену.
- Да, что? - доносился голос покровительницы из каждого осколка зеркала. - Разрушите это место? Оно ведь служит убежищем для тех, кого не принимает этот мир такими, какие они есть. Оно было таким многие, многие годы. Хотите лишить бедолаг... единственного пристанища? Обречь их на бессмысленные скитания и страдания?
Речь её была странной, словно и не пыталась успокоить. Наоборот. Эта лёгкая насмешка и томность. Подстрекает?

+2

14

Бессилие. Это чувство всегда овладевает тем, кто столкнулся в бою с чудовищами из иных миров. Кажется, что они неуязвимы, бессмертны и невероятно могущественны. Продлевающие жалкую не-жизнь вампиры, нежить, демоны, планары - все они создают иллюзию превосходства. Но это иллюзия. Жалкие чары. Таким обучаются бакалавры первых лет в магических академиях. Гарвен был осведомлён об эффектах воздействия на разум.
И потому не терял присутствия духа, не мог потерять до тех пор, пока он не один в темноте подземелья.
-Да, потому что это ловушка. - Гарвен раздавил ботинком осколки стекла, растёр в пыль. -Хватит с меня ухищрений и моральной серости. Я заявляю прямо... - тетива оставалась натянутой, и наконечник стрелы смотрел в глаза мёртвому управителю этого места. -...вы освобождаете этих людей, снимаете с них чары окаменения. Тогда мы не тронем вас. Клянусь бородой Морадина,  забудем о том что когда-либо посещали это место и не пророним ни звука о том, что это пристанище мёртвых. Если вы окажете сопротивление - я превращу каждого призрака, каждую убогую нежить в этом месте в пыль, сотру в порошок. И буду подсыпать в корм своему пони для питательности. - дварф сплюнул на тусклые осколки зеркала.
-Я даже проигнорирую цель, с которой наведался сюда. Мне нужно было золото и артефакты, но я не собираюсь забирать отсюда ничего из проклятого вами добра. Золото мёртвых мне не чуждо. Золото демонов вроде тебя, шёпчущая тварь, - другое дело.
Повисло молчание, прерываемое лишь агрессивным, частым дыханием дварфа. В темноте его маленькие, глубоко посаженные глаза сияли металлом.
-Снимайте заклятие. Эти стрелы бьют больнее, чем кажется.
Он настроился абсолютно серьёзно, и не отрывал взгляд от цели. Лишь мельком следопыт посмотрел на Сабету - и в этом мимолётном полувзгляде была надежда на поддержку.

+2

15

Напряженное лицо колдуньи скривилось в легкой улыбке — идея дворфа ей была по нраву. Не известно, было ли в этом убежище вообще что-либо ценное, она бы этим золотом брезговать не стала, но так или иначе уничтожать это место она не хотела. Её отношение к покровительнице и тому, что та делает, - одно. А столь открыто вмешиваться в её планы, крушить её "дом" и иметь шанс лишиться той силы, что была дарована, - совершенно другое. На такое девушка была не готова решиться.
Тишина в коридоре была звенящей. И неприятно долгой. Пока в какой-то момент её не прервал звонкий, искренний смех.
- Как... Как благородно! - голос Зеры звучал непринуждённо, будто не ей угрожали камня на камне не оставить от её убежища, прихватив с собой всю неупокоенную прислугу. - Очень интересное предложение, правда! Я даже всерьез намереваюсь его принять.
На этих словах эльф сжал кулаки и закрыл глаза. Видимо, ему куда больше нравился вариант не идти на попятной у неблагодарных гостей, а просто избавиться от них. Только вот его преданность зазеркальной госпоже заставляла принять любое её решение.
- Но нам нужны некоторые меры предосторожности. Ведь вся эта разношерстная свора к нам не ради чаепития пыталась вломиться. И такой же клятвы, как ты, честный дворф, они не дадут. Сотри им память, когда будешь снимать чары, Г'елдар.
Девушка отняла клинок от горла эльфа, но не опустила.
- Ты её слышал, - кивнув в сторону зала, решила поторопить его.
Под конвоем парочки управитель подошел к своей коллекции и начал медленно плести заклинание, проговаривая слова на неизвестном, грубом для слуха языке. Сабета помнила, что некоторые чары требуют довольно длительного времени для наложения. Очевидно, снять их тоже дело не быстрое. Она нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, но в итоге просто ждала, когда первая из живых статуй шелохнулась. Потом ещё одна, и ещё. Словно забыв как двигаться, бедолаги сначала просто моргали, словно в нерешительности дергая то рукой, то ногой. И каждый из них с непониманием осматривал себя и окружающих.
- Как мы их всех поведём? - пробормотала девушка, осматривая толпу, с которой явно придется повозиться. - Эй, они вообще ничего не помнят?
- Они помнят языки, на которых говорили. Определённые базисные вещи, вроде того как нужно питаться, что огонь горячий. Но ничего о своём прошлом. Возможно, со временем кому-то удастся восстановить что-то из своего детства, но не более. - эльф отвечал сухо, сквозь зубы. - Не сомневаюсь, у вас получится увести их отсюда. А теперь, когда наша часть уговора выполнена, прошу вас незамедлительно уйти отсюда. И, как и было вами обещано, никогда не вспоминаете об этом месте. Надеюсь, клятва именем вашего бога многое для вас значит. Мне пора наводить порядок в убежище. Потому спешу откланяться. Дорогу к выходу найдёте сами, у нас здесь не лабиринт.
Не дожидаясь, когда управитель покинет зал, колдунья спрятала клинок в ножны и подошла к дворфу.
- Гарвен, куда мы их денем? С людьми и прочими понятно, просто отведём в город... А с этими что делать? - она указала в сторону, где столпилось особо большое количество орков, гоблинов и прочих неприятных тварей. Про неизвестных ей и вовсе думать не хотелось.

+2

16

Это было сложнее, чем могло показаться на первый взгляд.
Выбор между жизнью и смертью должен быть простым - необходимо всегда выбирать жизнь, даже если она лишена прежнего качества. Если ты травмирован и лишён конечностей - ты должен быть рад, что жив. Не всех ожидают объятия Морадина или Келемвора. Иногда единственное, что остаётся живому существу - это ненасытная глотка злобных богов и небытие космоса.
Но то, что случилось с этими существами, выходило за рамки. Они приобрели нечто большее, чем травму - они лишились своей сущности, осталась лишь оболочка.
И всё же это было лучше, чем проснуться живым овощем.
-Не имеет значения их вид. Я выведу всех, и спрошу с каждого по обещанию. Это компенсирует нам расходы на поход хоть как-то. - Гарвен опустил лук и закрутил ус, глядя на распластавшихся, потирающих затылки гуманоидов, в пустых глазах которых читалось абсолютное неведение. -Сабета, выведи паладинов. Мы получим от храма компенсацию за их находку. Остальные... - дварф вгляделся в темноту, завидев там силуэт орка. Лук отправился за спину, и волшебный клинок вновь озарил своды подземелья тихим голубым светом.
-Ты хочешь выбраться отсюда? - сказал дварф, указывая орку на коридор.
Чудовище выпрямилось, и за ним из темноты встали ещё несколько фигур. Гарвен не дрогнул. Он вспоминал как звучала их речь, но не мог вырвать из памяти ни одного слова, похожего на "друг". Это разочаровывало.
-Вас пленили. Я вызволил вас. Груумш послал меня, чтоб ваши воины отыскали новое поле битвы. - Гарвен помахал Сабете, жестом указывая на то, что пора уводить людей. -Груумш. Твой бог.
Чудовище оскалило пасть в странном подобии улыбки. Оно помнило о том, к какой породе принадлежит, и дварф вновь с разочарованием отметил, что в случае орков дело не в жестоких обычаях племён. Дело в проклятии их крови. Они отзываются на имя своего великого господина как собаки.
-Хорошо. Иди за светом клинка. Вы все отправитесь в великий поход...
Странное шевеление в углу. Болезненное ощущение немоты охватило корень языка, а в горле стало сухо. Гарвен понял что это антимагическое поле, но слишком поздно.
-Бехолдер! Злой Глаз!
Орки с рычанием бросились на выплывший из мрачных глубин мясной шар, и прежде чем первый фиолетовый луч вырвался из многочисленных щупалец, Гарвен сделал рывок назад, в тёмные глубины. Он спешил услышать шаги Сабеты и её спутников. Он мечтал о звуке их шагов, но слышал лишь рычание, вопли и смех чудовища, которое содержало это место. Каменные створки опускались за ним, и многочисленные скелетные воины только теперь стали заметны под слоем вековой пыли. Они смотрели вслед дварфу сияющими арканным огнём глазами, и этот огонь был голоден.
-Сабета! Сабета! - старая лестница с зеркалами. Отражение всё ещё жило.
Отражение говорило ему, что спутники погибли самой ужасной из возможных смертей - в лапах нежити. Дварф упал на колени и разрыдался, огласив воплем темноту.
Что бы ни обитало в этом подземелье - оно было им не под силу.

Отредактировано Гарвен (12 февраля 15:47)

+3


Вы здесь » Легенды Фаэруна » Эпизоды » Стигийские глубины