Легенды Фаэруна

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Фаэруна » Эпизоды » Стигийские глубины


Стигийские глубины

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s7.uploads.ru/t/5VINa.jpg

Место действия: полузабытый склеп близ леса Невервинтер, в шести часах от города верхом.
Время действия: 6 число месяца Заката Зимы, солнце на склоне.
Участники: Гарвен Без Клана, Сабета Лоаркаст
Описание: С первыми лучами весеннего солнца пробуждается загустевшая за месяцы холода кровь. Жизнь возвращается на дороги Севера, и живущие начинают выбираться чуть дальше от гаснущих очагов, по первым ледоходам и обнажившейся земле. Белизна снега перестаёт быть безупречной. Опасные обитатели этого мира тоже просыпаются, алкая тёплой крови. Гарвен из Мирабара привык к этому жизненному циклу, пусть и не принадлежал ему полностью.
Но есть существа, которым круговорот жизни чужд, а первозданная темнота - единственное убежище. Именно в поисках таких дварф рыщет по весне среди пещер леса Невервинтер, надеясь отобрать принадлежащие древнему злу сокровища и тайны. И конечно, эту цель преследует не он один.
Вызваться напарником в опасное путешествие - это верный способ найти проблемы. Но найдёт ли Сабета Лоаркаст в этой вылазке что-то кроме излишних рисков?
Или она сама станет источником опасности для нанимателя, который не ожидал от союзника проявления тёмных сил?
Сил, угрожающих им обоим.

Отредактировано Гарвен (19 октября 21:04)

+1

2

Дороги размыло так, что иные превращались в нескончаемый поток селя, а солнца не было видно за тёплыми, болезнетворными туманами. Глыба города Невервинтер превратилась для дворфа в лабиринт, из которого было сложно найти выход - и пусть солнце не слепило привыкшие к темноте глаза, всё же улицы никогда не были для Гарвена родной стихией. Он из раза в раз посещал Невервинтер, чтоб собрать слухи со всего Севера. Этот крупный город стал для него отправной точкой путешествий, которые могли обернуться богатой добычей, свежим исследованием... или угрожающим жизни фиаско.
Дварф не собирался заводить напарников и друзей в этих долгих и опасных изысканиях, но эта девушка - казалось, она сама напрашивается в помощники. Сабета, как она назвалась, столкнулась с Гарвеном у доски объявлений.
Они оба сразу поняли, что рассматривают одно и то же объявление.

Граждане Невервинтера!
В связи с обвалом на Восточном тракте, просьба избегать среза на север. Отряд паладинов Хельма обнаружил там захоронение, мертвецы не упокоены. О ситуации будем извещать вовремя.
Просьба: не пытаться исследовать эти места!


Конечно, они оба не могли обойти это дело стороной - блеск алчности в глазах давал о себе знать, и решение поделить добычу было принято молниеносно.
К счастью, никто не добрался сюда раньше них.
Гарвен взял пони с сумками для поклажи и купил терпение отчаянного бедняка из Гнезда, чтобы он показал дорогу и проследил за скакунами, пока дуэт будет спускаться. Старика звали Грег, и порой он напоминал не человека, а исхудавшего полуорка. После того как зоркий глаз следопыта приметил рабское клеймо на лодыжке спутника, всё стало на свои места. Голод вынуждает такого человека  пускаться даже на самые невероятные авантюры. Самого Гарвена подталкивало лишь естественное любопытство - в конце концов, подземелья всегда были частью его специальности.
Склеп не выглядел так, как они этого ожидали. Хорошо протоптанная тропинка вела к высокой двери, рассчитанной явно на нечто большее, чем человек. Следы человеческих ботинок и скелетных лап беспорядочно отпечатались в земле, свидетельствуя о прошедшем бое.
Ирония заключалась в том, что никаких иных следов боя вокруг и не было.
-Сэр дварф, сэра... - Грег привязал скакунов к тонким осинам близ выхода. Лишь слабый ветерок и звук весенней капели мешали разговору. - Через сколько мне уходить, если вы не придёте?
-Суток от заката до заката. - дварф вынул меч из ножен, решительно глядя в тёмный проём. -Палатка у тебя есть. Костёр разведи сам, будут спрашивать - скажи что сопровождал Арфистов. Немногие будут пытаться насолить большим шишкам. - необычно живой для дварфа баритон стал ниже на последних словах. -Обещаю тебе золотой за работу, когда вернусь. Купишь себе нормальную одежду на следующую зиму.  - дварф замолчал. -И сведи клеймо. Беглые рабы - даже в Невервинтере остаются беглыми.
Дварф  внимательно посмотрел в лицо Сабете, пытаясь выяснить степень готовности. Сочтя момент подходящим, он сделал шаг вперёд. Руны меча вспыхнули синим, едва на них опустилась темнота.
-Нет смысла таиться. Если можешь зажечь свет, и я правильно понял что ты маг, то зажги. Ищи таблички, надгробия... - эхо его голоса отдавалось во всём сумраке склепа. -...если можешь прочесть - читай вслух. Надгробия не вскрываем. Нам нужны свидетельства старых эпох, а этому склепу от силы сотня. Я уверен, ниже уровни старше. - стиснутые зубы клацнули громче, чем полагалось. -И страшнее.
Небольшой рюкзак, лук с колчаном, тёплая куртка. Нервный, что-то ищущий взгляд. Едва археолог вошёл в склеп, следы присутствия паладинов здесь стали более явными  - следы пламени на стенах, разбитое оружие и мрамор малых колонн. Всё говорило об эльфской архитектуре, изящной в безупречности пропорции. Жаль, эта безупречность была уничтожена мощными ударами молотов.
Но трупов всё ещё не было. Ни ходячих, ни других. Это заставляло дварфа нервничать сильнее, чем обычно.

+1

3

Как же безбожно много просит за свои услуги Гильдия. Вроде даже не просишь их кого-то убить или ограбить, лишь собрать для тебя некоторую информацию...
И снова на мели. Хватит, чтобы прожить какое-то время, но дальше с таким богатством не продвинешься. С одной стороны, остановилась Сабета в весьма крупном городе, не лишенном проблем. С другой, все объявления на доске требовали чего-то большего, чем одна горе-чернокнижница. Разве что вот это, говорящее о неупокоенных мертвецах. Отряд паладинов там уже побывал, а значит был шанс отделаться малой кровью при зачистке оставшихся. Только вот она явно не была мастером в обращении с нежитью. Так, встречала пару раз низших мертвяков. Да и была она тогда не одна.
Наверно, стоять ей так вечно, сверля взглядом лист бумаги, если бы не появился этот дворф, которого тоже почему-то интересовала ситуация с захоронением. Даже уговаривать не пришлось — практически сразу согласился объединится ради взаимной выгоды.

Пока Гарвен раздавал инструкции их сомнительному проводнику, Сабета осматривала вход в склеп. Зрение у неё было получше, чем у людей, но всё же в кромешной темноте её это всё равно не спасёт. А именно такая и была дальше нескольких метров от двери захоронения. Хорошо хоть ума хватило прихватить с собой факел.
- Маг — это слишком громко. Говорю же, знаю пару фокусов, - отозвалась девушка, старательно высекая искры на промасленную деревяшку, - Но свет я зажгла. Ты уж прости, что не магический. Надеюсь, не разочаровала?
Даже не пытаясь скрыть усмешку в голосе, она перехватила горящий факел левой рукой и, подняв его над головой, вошла сразу за дворфом.
В эльфийских захоронениях ей не приходилось бывать, но определённые детали слабо угадывались по описаниям матери, которая пыталась передать хоть кроху своей культуры дочери.
- «Плохо и зря старались, маменька,» -  зло отозвалась чернокнижница на обрывки своих детских воспоминаний.
Вопреки просьбе Гарвена девушка даже не пыталась обращать внимания на надгробия и прочую мелочь. Куда больше её беспокоила их безопасность и отсутствие тел. Хоть живых, хоть мёртвых, хоть уже не мёртвых. На каждом повороте она сначала прислушивалась, потом осматривалась, и лишь не заметив ничего подозрительного позволяла двигаться дальше. В том, чтобы таиться был смысл — заметить врага до того, как он заметит тебя.
Парочка двигалась дальше, осматривая большую часть ответвлений, но стараясь не уходить далеко от главной залы. Прошло, наверно, часа два, прежде чем коридор вывел их к лестнице, ведущей вниз. Далеко вниз, даже света факела не хватало, чтобы выхватить из темноты ту сторону. Обменявшись с дворфом взглядом, Сабета начала осторожно спускаться по широким, в несколько шагов, ступеням. Стены были гладкими и, казалось, отполированными. В них без какого либо труда можно было разглядеть своё отражение. Которое периодически поворачивалось к живому оригиналу, улыбалось, корчилось, приветственно махало. Иногда и вовсе уходило, словно растворяясь в темноте. Девушка уже привыкла к подобному — это был основной способ, которым взаимодействовала с ней Зера. Через отражающие поверхности покровительница могла говорить с ней напрямую, не утруждая себя еле слышимым шепотом в голове при прочих обстоятельствах. Особенно раздражало, когда хочешь как-то привести себя в порядок, а отражение всячески мешает, никоим образом не выполняя свою основную функцию.
В итоге чернокнижница ступила на площадку перед закрытыми дверьми, вырезанными из камня и украшенными орнаментом. Здесь уже девушка отчётливо могла видеть надписи на эльфийском. Поднеся факел поближе, она принялась читать. Точнее пытаться. Многие слова ей были знакомы, но вот их написание, окончания никак не давали связать их в предложения с хоть каким-то смыслом.

+1

4

Гарвен знал что такое страх, и прекрасно понимал что хвалящиеся бесстрашием сородичи-берсеркеры тоже знают.
Они не боялись битвы с самым страшным противником в те, прежние, хорошие времена. Они прекрасно чувствовали плечо союзника, и оттого были готовы встретить во тьмы приближающегося Андердарка даже спящего дракона, даже злобного древнего бога.
Но не теперь. Они шли по пустым, мрачным и мокрым коридором долго, и дварф чувствовал бьющийся в поджилках страх перед глубиной. Впервые за шестьдесят лет он боялся спускаться вниз, словно вечно был жалким наземником. Гарвен ощущал себя идущим внутри скелета громадного чудовища, плоть которого склевали хищные птицы и погрызли падальщики. Он сам надеялся поживиться, но теперь становилось ясно, что в склепе нет ничего ценного. Плотно закрытые саркофаги свидетельствовали о том, что местная нежить не поднималась из могил. Но тогда кто оставил царапины и выбоины на колоннах и стенах?
-О, Дуин сохрани...- девчонка оказалась смекалистой, но Гарвен не чувствовал что она достойный боец. Пока не чувствовал.
Путь вперёд продолжался, пока выход из склепа не стал крошечной белой точной где-то далеко позади. Казалось, череда аккуратно выложенных в нишах гробов и каменных усыпальниц между ними не имеет конца. Но они всё же нашли то, о чём Гарвен подозревал с самого начала.
Винтовая лестница вниза, к высокой резной двери с эльфийскими символами. Классическое подземелье середины первого тысячелетия, когда крепости остроухих ещё могли устоять перед напором орд зелёной мрази. Но такие места не открываются зрению чужаков сами по себе. Значит, кто-то открыл его изнутри.
И эта мысль пугала.
-Сабета... - Гарвен осветил дорогу мечом, когда она вышла вперёд, к двери. Скользкий, оледеневший мрамор становился похож на лёд или стекло, и дварф мог поймать в бликах своё отражение. И не только своё.
Пылающие глаза серых карлов, дуэргаров, вперились в дварфа, намереваясь пробуравить взглядом. Гарвен развернулся и сделал быстрый замах, но... рассёк лишь воздух.
Смех вероломных пожирателей мёртвой плоти, карликов-кровопийц, сотрясал рассудок.
-Сабета! - Гарвен соскочил вниз, к двери. -Ты их видела? Видела серых дварфов?
На изборожденном морщинами лбу следопыта выступила тонкая плёнка пота. Глаза расширились, а с покрытой изморозью бороды накрапывало. Он не на шутку испугался.

+2

5

-Что? - девушка медленно повернула голову к Гарвену, до последнего цепляясь взглядом за письмена на двери. Либо её познания в эльфийском совсем плохи, либо тут написана нечто странное. И это непонимание её несколько раздражало.
Дворф же выглядел встревоженным. Мягко говоря. Он что-то заметил? Она вот даже ничего не услышала, наверно, так сильно увлеклась переводом.
-Нет. Не видела. Ты уверен, что мы здесь не одни? Спрятаться-то негде.
Её отражение в стене сдавленно хихикало и словно искренне старалось не смеяться в голос, заставляя Сабету недовольно повести плечами.
-Слушай, - и хоть в присутствие здесь серых дварфов верилось с некоторым трудом, голос её стал тише, почти перейдя в шепот. - Мне нужно время, чтобы разобрать что здесь написано. Прикрой пока мне спину, лады?
Девушка снова повернулась к двери. Что-то во всём этом не сходилось. Какой-то склеп с продолжением под землёй, а речь тут про какой-то отдых и развлечения. Какие, к бесам в задницу, развлечения в таком месте? Про отдых и так понятно — вечный.
- «Так, кажется, какое-то имя...» - надписи были покрыты слоем пыли, мешая разбирать буквы. Приходилось то и дело протирать их рукой. - «Зай... нет. Зе... Зера?».
На этот раз отражения приключенцев не смогли сдержаться, ржали как кони, держась друг за друга, чтобы не упасть. Как-то резко пришло разочарование и чувство потраченного в пустую времени. Ну что тут может быть ценного в этом месте?
Отношения с покровителем у Сабеты были странные. Чернокнижниками она никогда не интересовалась, но в страшных и поучительных историях часто говорилось про то, что всякие потусторонние сущности — истинное зло, и они всегда заставляют своих последователей творить ужасные дела. Поначалу, когда девушка только заключила сделку, у неё всё же были некоторые опасения на этот счёт. Конечно, она бы сделал всё, ради силы, дарованной ей в помощь. Но сам факт совершения всяких ужасностей был ей не мил. Время шло, а Зера лишь продолжала ей нашептывать и показывать всякое, никогда и ничего от неё не требуя. Разве что «всякое» со временем становилось более жестоким. В итоге девушка перестала воспринимать покровителя как нечто выдающееся и требующее особого отношения. Скорей, в ней зародилось некое пренебрежение к этому голосу в голове.
Она отвернулась от двери и подошла к спутнику.
- Гарвен, - голос её звучал спокойно, почти буднично. Даже немного скучающе. Её рука легла на плечо дварфа. - Расслабься. Это всё у тебя в голове. Нет тут никого. Так... на двери написано. Я только пока не поняла как её открыть.
- «Дорогая, ты могла бы просто меня попросить.» - отражение в стене смотрело на девушку хитро ухмыляясь. Эту паразитку явно забавляла ситуация и эмоции, которые испытывали спутники.
- Попросить открыть? И чтобы это значило, - раздраженно пробубнила Сабета, скосив взгляд на своё отражение.
- «И вправду, что значит просить?».
Звук открывающейся двери заставил подскочить от неожиданности и резко развернуться. Резные каменные створки расходились, открывая проход и встречающего их с той стороны скелета.

+2

6

Морок спал быстро, стоило услышать голос Сабеты. Гарвен не стал отвечать на её слова, чувствуя что приходит в норму, концентрируя взгляд на чём-то кроме стены - например, на каменном полу. Он уже сталкивался с ловушками такого рода - нужно было отвести взгляд, чтоб избежать их пагубного воздействия на разум.
Многие исследователи подземелий заканчивали жизнь башнях шутов и монастырях, тронувшись рассудком. Дварф не хотел стать одним из них - уж лучше заработать любое другое увечье.
-Будь осторожна. Если здесь призраки, то мой меч сможет их изгнать, но перед чем-то серьёзнее лучше отступить. Паладины не... - створки ворот резко раскрылись, обнажив содержимое - проклятого скелета, вооружённого чем-то невнятным, вроде клевца. Гарвен был готов.
-Получай! - руны на мече вспыхнули с удвоенной силой, прорезав хрупкую кость. Скелет рассыпался быстрее, чем можно было предположить.  Сталь сияющей ковки, с нанесённым благословением жрецов - подарок родителей спасал Гарвену жизнь не раз и не два, оставаясь узами, связывающими с домом.
-Освети проход и пусти туда что-нибудь! - Гарвен выставил острие меча вперёд, продвигаясь в сумрак. Изящные барельефы становились здесь всё изощрённее, словно скульптор дал волю фантазии и наплевал на традиции оформления гробниц - изваяния эльфов были смеющимися, извивающимися, а иногда принимали двусмысленные позы. Дварф сплюнул.
-Смотрим под ноги.. - бурчание прервал человеческий крик, настолько отчётливый и близкий, что следопыт  отскочил. Тоннель далее превращался в развилку из четырёх ветвей, барельефы каждой словно двигались в свете факела, под бликами давно не посещавшего это место света. Гарвен начал недовольно мычать, поняв очевидное:
-Здесь нет паутины и пыли, кто-то ухаживал за этим место, чтоб меня... - на развилке возвышался тонкий столб из белого мрамора, на котором были изображены лица одной и той же женщины в разных выражениях.
-Ненавижу эльфийские руины, а ещё больше ненавижу их банши, если я правильно её расслышал. И у меня нет затычек для ушей, как назло. Не знаю что за демоница здесь изображена, но кажется паладины нашли смерть дальше, и разбудили её паству. - Гарвен посмотрел в сторону всё ещё открытых дверей назад. -Ты полуэльфка. Ничего не кажется знакомым? Я не хочу чтоб оказалось, будто ты ведёшь меня на убой ради какой-нибудь богини-паучихи. Там, дальше - залежи лунного камня, а может и сапфиры. Корм на несколько лет, безбедная жизнь. Даже если их охраняет лич, я засуну клинок в его костлявую задницу и смоюсь с добычей. Если кто-то остался в живых - поможем. Но без героизма.
Сказал дварф, сунувшийся в подземелье вовсе не ради добычи.

+1

7

Девушка только и успела, что выставить перед собой клинок, судорожно пытаясь вспомнить как именно можно упокоить скелета обратно. А Гарвен, ни секунды не колеблясь, бросился к нежити и одним ударом решил вопрос с неживой тварью. Это что, невероятное мастерство и огромный опыт, или весь фокус в светящемся мече?
- Могу только тебя туда пустить... - пробубнила она в спину дварфа, семеня следом. Изображения на стенах были аккурат в стиле покровительницы: от безобидных кривляний, до извращённых оргий и жестоких, но не лишенных изобретательности пыток. Вон те сцены даже доводилось видеть во сне. Такие себе ночки, после них почти сутки не хотелось вообще глаз смыкать. Но вот скелеты и леденящие кровь вопли уже были... «слишком».
- Богини-паучихи? - увлечённость осмотром  местности не помогала в понимании слов Гарвена. - Это...
По мере осознания сказанного глаза Сабеты сначала расширились, потом сузились, сверкая недовольством и возмущением.
- Это ты меня так проклятой назвал?! - она наклонилась к спутнику и шептала, почти шипела, глядя тому в глаза. - То, что моя мать является эльфийкой, никак не роднит меня с этими тварями! И что на счёт тебя? Ты точно не бросишь меня здесь, оставив в одиночку отбиваться от кучи нежити, пока сам с полными цацек карманами бежишь на выход, а?!
Девушка выпрямилась и зашагала вглубь одного из коридоров, специально задев Гаврена рукой. Куда красноречивей было бы толкнуть того плечом, да вот разница в росте не позволяла.
Через несколько минут в стене слева стал заметен проём. Сабета отвела факел за спину, чтобы как можно меньше света выдавало их присутствие. Подкравшись к арке, она, как и прежде, сначала долго вслушивалась в происходящее за поворотом. Всё же решившись выглянуть, девушка чуть двинула головой. Стоило лишь волосу показаться из проёма, как  вспыхнул довольно яркий для подземелья свет. Проход вёл в длинный и широкий зал. На стенах были выемки, в которых и горел огонь, не имеющий никакого явного источника. Хотя и огнём его назвать можно было лишь из-за некоторого сходства. Какой-то ленивый и даже не горячий. Но больше всего внимания привлекало множество различных фигур. На небольших пьедесталах в самых разнообразных позах и композициях замерли люди, эльфы, дворфы и прочие представители известных народов. Здесь даже были гоблины, орки и ещё куча разных тварей, про которых девушка даже и не слышала. Убедившись, что всё это воинство не двигается, она вошла в зал и приблизилась к ближайшей фигуре. Кажется, это был гном, с блаженной улыбкой и полными безумия глазами он подрезал розы, растущие прямо из своего оголённого и кровоточащего торса. Фигура выглядела до ужаса живой и настоящей. Это не походило ни на скульптуру из какого-нибудь камня или дерева. Даже на чучело не было похоже. Слишком живое.
- Надеюсь ты прав, и в конце нас ждёт настоящее богатство. Не хочу, чтобы всё... это оказалось зря.
Парочка продолжила двигаться дальше по залу, в конце которого виднелся ещё один проход.

+1

8

Он чувствовал застывшие в спёртом воздухе крипты страх и ненависть. Гарвен повидал немало стычек, и прекрасно знал как чувствуется оставленное поле боя - застоявшаяся вонь пота не оставляла в таком месте ни на секунду. Она въедалась в лёгкие, провоцировала желание бежать или выплеснуть затаённую злобу. Зависит от того, трус пришёл на побоище или нет.
Гарвен и Сабета трусами не были, и потому злились сильнее чем обычно.
-Мне нужны артефакты, а не золото. - примирительно пробурчал дварф, с недовольством оглядывая скульптуру сородича. -Держи руки при себе. Я не хочу кончить как он. - острие меча со звоном коснулось мраморного изваяния. Гарвен на секунду задержался, думая над тем что видит. Что-то неправильное в изваянии смутно беспокоило его интеллект.
-Постой! - дварф опустил меч и, прищурившись, протянул ладонь к одной из роз, торчавших из тела разрываемого дварфа.
Разум Гарвена переполнялся догадками относительно того, что за сюжет изображала композиция. Ни в одном из предании своего народа он не слышал о разрывании розами. Асмодей побери, он узнал о самих розах всего двадцать лет назад. Что-то заставило Гарвена использовать свои способности к обнаружению магии.
-Я не думаю что эти статуи древние. Они свежевытесанные.  - дварф скривился. -Если я правильно думаю, то один из паладинов находится прямо перед нами.

Заявка

Я применяю Обнаружение Магии.
Теперь на твоё усмотрение:

1. Моя догадка оказывается верна, и дварф действительно был разорван и заточён в камень.
2. Моя догадка не верна, и ничего магического в статуе нет.

+1


Вы здесь » Легенды Фаэруна » Эпизоды » Стигийские глубины