Легенды Фаэруна

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Фаэруна » Воспоминания » О людях, болотах и смерти


О людях, болотах и смерти

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Место действия: Болото Ящеров, окрестности Даггерфорда
Время действия: 5 Разгара Лета 1374
Участники: Урлри, Тенлейв Берск, Моркан, Ашенна
Описание: Болота никогда не были безопасными местами, но раньше Даггерфорду доставались только прячущиеся там разбойники, дикие и ядовитые звери и застревающие в трясине повозки караванщиков. Но начиная с Времени Цветов к обыденным, в общем-то, проблемам Фаэруна, добавилась ещё одна: покрытые тиной, вспухшие от затхлой воды покойники.
Разумеется, жители города не могут остаться в стороне и платят наёмникам, чтобы разобраться с новой угрозой. Отозвавшуюся группу приключенцев ожидает сюрприз: не только правители и жители Даггерфорда хотят покончить с восстающей нежитью. Но совершенно по разным причинам.

Отредактировано Урлри (19 ноября 02:04)

+2

2

— И мы должны взять его живым?
Трое идущих впереди дроу повернулись к четвёртому, который и произнёс это. Тем самым четвёртым был Геллар, единственный из всей четвёрки, кто происходил не из Мензоберранзана, а из Чед-Насада. Для него до сих пор было многое странным в поведении и решениях Бреган Д'Эрт. Особенно ему казались странными решения Киммуриэля, чем он спешил поделиться с остальными. Однако вот остальные солидарны с Гелларом не были, особенно плечистый Бладит, условный командир небольшого отряда, что сейчас пробирался по болоту Ящеров.
— Живым, — прошипел Бладит, оскаливаясь. — Раз он нужен на кой-то хрен живым, значит, притащим его живым.
— Денег будет больше. — Резонно заметил арбалетчик Моурн.
— Хватит трепаться и пошли дальше! — вновь прошипел Бладит и указал рукой по направлению движения. Отряд повиновался.
Дело было и правда странным. Бреган Д'Эрт должны были найти и взять живьём Драка Джалавара, последователя Киарансали, который стал позволять себе слишком многое и бежал из Андердарка наверх. Кто именно выдал заказ идущим по болотам было неизвестно, но всё говорило в пользу того, что маги Мензоберранзана. Искали следы этого самого Джалавара много где, совершенно разные группы наёмников дроу совершенно в разных городах Побережья Мечей, однако "посчастливилось" найти его — или, как минимум, его следы — именно группе Бладита, аж у Даггерфорда. Совершенно случайно — уотердипский "бегунок", работающий с дроу, рассказал о том, что в болоте Ящера стало появляться много нежити, это сильно беспокоит тамошних правителей и они готовы платить, лишь бы нежити больше не появлялось. Дроу хотели урвать свой кусок пирога, но не успели найти нужных подставных лицедеев, которые смогли бы сыграть роль искателей приключений, готовых взяться за задание: туда уже влезло Сообщество Волка и ещё боги знают кто. В конце концов, не самим же Бреган Д'Эрт было являться в город? И хотя это было несколько обидно, упустить лишних пару килограммов золота, всё же это был лишь сторонний "приработок".
— Послушайте, это всё-таки некромант, который поднимает нежить в болотах! — не унимался Геллар, нагнавший Бладита. — Эта скотина опасна, нам бы лучше было быть осторожными, кто знает, на что способны маги?
— Именно для этого с вами иду я. — Наконец подал голос молчавший до этого всю дорогу Урлри, не поворачивая головы. — Я знаю, на что способны маги дроу и уж будь уверен, я разбираюсь в том, что с этим делать.
— Но ты почему-то не остался с ними!
— Он тоже, — ответил Урлри таким тоном, который даёт понять, что обсуждать здесь больше нечего. Геллар было открыл рот, чтобы вновь возразить, но получил звонкую оплеуху от резко развернувшегося Бладита.
— Заткнись! — велел он. — Мы уже близко. Переходим на язык жестов.
Солнце клонилось к закату. И без того тёмное болото становилось постепенно ещё чернее, но для тёмных эльфов это помехой не было. Все, как один, они накинули капюшоны и замедлили ход. Как и сказал Бладит, они действительно уже были близко: сквозь толстые кривые стволы деревьев вдалеке виднелись большие руины не то дома, не то деревянного форта, уходящего будто бы вниз. Эльфы, "переговариваясь" причудливыми пасами руками, продолжали двигаться вперёд, настороженно оглядываясь по сторонам, стараясь заметить даже мельчайшее шевеление. Урлри же прислушивался совершенно к другому: он пытался "услышать" магию. Чем ближе они подходили к руинам, тем больше невидимой энергии отдавалось где-то в сердце и в ушах чернокнижника, о чём он конечно же сообщил своим спутникам. В воздухе будто что-то резонировало, от этого на языке появлялся железный вкус крови, верный признак негативной энергии. Однако звук откуда-то с противоположной стороны заставил четвёрку дроу отвлечься от своих дел.
— Это ещё что?.. — медленно и вслух протянул Геллар. Там появилось множество каких-то фигур, вроде бы даже принадлежащих человеку. И пока дроу всматривались, они пропустили вырастающую прямо из трясины костлявую руку, тянущуюся вверх.

+3

3

Больше всего Тенлейв не любил работать "за еду", но застряв в этом городе выбирать особо не приходилось. Тем более нужно было кормить Семерку, которая расположилась в одной из таверных конюшен. А еще это была хорошая возможность помочь жителям окрестных деревень. К большому сожалению аазимара до него они наняли группу каких-то людей без опознавательных знаков о которых мужчина никогда не слышал. Никого из его гильдии тут не должно было быть, а уж тем более никто из Волков не стал бы заниматься работой в такой большой группе. Болота Ящеров не место для лобовых атак.
Помимо прочего они были  еще и очень опасной ловушкой для воина подобного Тену. Один неверный шаг и можно оказаться в крайне неприятной трясине с удовольствие засасывающей тяжелое тело наемника. Брать Семерку с собой Тенлейв не стал. Тащить ее в болота - безумие, оставлять её на "входе" - ничем не лучше. Нежить сожрет кобылу и даже не поперхнется. Аазимар краем глаза видел тех, кто отправился в болота ради "легкой наживы", но вот они его явно не заметили. Это было огорчающим фактом. Если они не смогли заметить такого бойца как он, не на самом большом расстоянии, то их опыт оставляет желать лучшего. Но присоединяться к группе аазимар не стал. Слишком рискованно, да и кто их знает, что у них в голове, могут и агрессией ответить на попытку помочь.
Прежде чем идти в болота наемник собрал все возможные слухи и домыслы об этом месте. В деревнях убивали нежить, но та не унималась уже долгое время и перла явно не теряя энтузиазма. Тенлейв знал, что в этих местах хватает трупов, отголоски битв прошлого, потерявшиеся путники, а еще людоящеры. Их скелеты тоже вполне пригодны для поднятия. В первую очередь нужно было разведать ситуацию и не лезть в пекло. Если всё хуже чем хочется казаться, то нужно будет отступать и посылать сообщение другим Волкам которые могут оказаться поблизости.

Появляющиеся очертания руин заставили аазимара занервничать. Он крепче взялся за клинок, вслушиваясь в каждый шорох болот. Группа людей обогнала его и уже вышла к руинам, пока сам мужчина еще был скрыт деревьями. Тен остановился, наблюдая за группой.
Но то, что жило в этих руинах явно не собиралось ждать пока каждый из путников покажет свое лицо. Запах земли ударил в ноздри и заставил Тена вынуть клинок. Нежить будет защищать это место. Может быть стоило все же помочь этой группе? Мысли об альтруизме быстро вылетели из головы наемника как только он увидел торчащий из земли остов позвоночника с нечеловеческой силой разрывающий мягкую почву. Тенлейв резко воткнул в позвоночник клинок, разрубая его пополам. Магия заставляющая умертвия восставать из земли уже вошла в полную силу. Нежить начала появляться и сбоку, и сзади и самое главное - в самих руинах к которым так опрометчиво рвалась группа "наемников".

+3

4

Один из мертвецов вдруг плюхнулся в воду, окатив брызгами парня с мечом и щитом. Из головы неупокоенного торчала стрела с белым оперением, а сам он неуклюже бил конечностями по вязкому болоту, пытаясь вновь подняться. Мимо воина куда-то просвистел второй снаряд, открывая вопрос кому он предназначался - ему или подбиравшемуся со спины зомби.
Моркан может и не прочь был засадить стрелу в цивила при других обстоятельствах, но это шло бы в разрез с его нынешними целями. Точней сказать, целями его пославших - общины поклонников Сильвануса, что проповедовала в Уотердипе. Не так давно эти друиды и клирики приняли дикого эльфа, дали пищу, кров и обучили некоторым минимальным правилам сосуществования с людьми, которые Моркан с трудом, но принял. В какой-то момент пришла пора платить. Услышав о наборе храбрых героев для защиты Даггерфорда от нежити, друид-проповедник прямо на городской площади Уотердипа вдохновлённо объявил, что Церковь Сильвануса обязательно окажет всё необходимое содействие в борьбе с богопротивной скверной. На совещании сановников отряд подготовленных друидов было принято сократить до небольшой группы поддержки героям-наёмникам, затем до тройки специалистов, и в конечном итоге всё сошлось на одном Моркане, который как раз задолжал Церкви по части припасов и не был занят ничем сверхважным. Вся задача дикого эльфа сводилась к тому, чтобы участники событий запомнили присутствие кого-то из сильванитов во время разгрома некроманта, так же очень желательным было засветиться в местных новостях и повторять что-нибудь в поддержку охраны природы - такой расклад всех сановников устроил, Моркан на задачи покивал и отправился отрабатывать хлеб.
Только на месте ситуация угрожала стать более плачевной, чем рассчитывали сильваниты. Следопыт успел свалить парочку мертвецов, но на их место вставали новые, выползающие из тины или выбирающиеся из мягкой земли. Стрелы, к тому же, были не слишком эффективны против живых трупов. Ощущая как топи вяжут ему ноги, не давая перемещаться с привычной ловкостью, эльф испытывал неприятное чувство тревоги. Болото не было привычным ему ландшафтом. Вокруг не было удобных путей отступления и спрятаться было негде, благо опустившаяся темнота не слишком сужала радиус видимости для привыкшего к лесному сумраку дикаря. Но весь этот радиус медленно, но верно заполнялся стонущими и булькающими телами, медленно берущими незваных гостей в оцепление.
Размахивающий огненным мечом в темноте человек был единственным ориентиром для рейнджера. Для мертвецов, возможно, тоже. Может и следовало использовать его как приманку, чтоб самому прошмыгнуть мимо трупов, но нужные руины располагались как раз за этим рубакой, да и оружие его было бесспорно эффективней против подобных противников. В какой-то момент Моркан уже не мог прикрывать его стрелами, поскольку одной рукой отмахивался кинжалом от дурнопахнущей гуманоидной туши. Луком он указал куда-то в сторону руин, когда человек обратил на него внимание. Заветные каменные останки могли не только спасти их от окружения, но и дать занять высоту. Зомби вцепился эльфу в предплечье и тут же получал мощный удар от спикировавшего вниз орла. Утерев маску от гнилостных брызг, Моркан продолжил отчаянный переход.

+3

5

Опасность многих болезней - в скрытности. Вначале хворь слаба, и её можно убить ещё до того, как она навредит организму, поэтому она научилась затаиваться, постепенно набирая силу, чтобы уже после беспощадно атаковать воспользовавшись твоей беспечностью.
Опасность болезней в том, что их обнаруживаешь слишком поздно.
Поджав губы, Ашенна с ненавистью смотрела на догорающий труп. Торф был для него заботливым могильщиком, и теперь пламя слизывало почерневшую, но все ещё хорошо различимую чешуйчатую кожу, пробравшись сквозь сморщенные веки выжигало глазницы, расположенные на мумифицировавшейся, сохранившей выраженные черты рептилии морде, по хребту сбегало ниже, расплавляя остатки хвоста гуманоида. Судя по всему, этот был часовым - он молча и не двигаясь стоял на месте, немногим отличаясь от находящихся кругом полусгнивших остатков деревьев, и не особо сопротивлялся, даже после полученного в спину удара.
Друид даже не могла точно сказать, когда именно она проглядела начало этой болезни. Просто в один момент ночью наступила тишина, а после болото начало меняться.
Кто-то мог бы сказать, что это же трясина, ей положено гнить и смердеть, но Ашенне было с чем сравнивать. Да, тут хватало обитателей - племена людей-ящеров давно принесли этому болоту его название, а где-то пару лет назад тут и вовсе шаталась гидра, которая, впрочем, сама же потом каким-то образом и издохла, однако местные ужасы здесь были живыми, в отличии от того же Болота Мертвеца, провонявшего насквозь некромантией и разложением. Теперь же этот запах проявился и здесь.
Позже она нашла  его источник, он засел в каменных останках, которые когда-то были очередной постройкой местных. Вот только было уже слишком поздно, и едва друид приблизилась к руинам, как земля возле них вскипела, с хлюпающими звуками исторгая из себя мертвых, и все они как один не мигая смотрели прямо на подлетевшую птицу, так что пришлось спешно убираться прочь, не дожидаясь залпа ржавых стрел в свою сторону.
С тех пор, голос болота изменился. В самый разгар брачного сезона исчезла лягушачья песнь. Стих комариный писк. Вместо птичьих криков теперь здесь был лишь тяжелый низкий гул жирного марева расплодившихся мух. Более того, затаились и ящеролюди, и это взволновало друида ещё сильнее. Они боялись, а по её опыту, нет никого хуже зверя, которого изжили со своего места, потому что ради выживания он способен опустошить соседние земли. Загнанные в угол испуганные ящеры от отчаяния вполне способны объединиться и пойти войной на соседние деревни - что возможно и не было бы чем-то плохим, если бы было спровоцировано естественными причинами.
Вторгнувшаяся сюда дрянная магия естественной причиной быть не может.
Тишину прервало несколько взволнованных мяукающих криков, и Ашенна повернула голову в сторону, откуда, по её мнению, шли звуки. Сова помогала ей всё ещё ориентироваться в топях, и сейчас она предупреждала о том, что становится всё более и более неспокойно. Замерев, друид размышляла где-то секунду, и в следующее мгновение с её места в затхлую воду уже юркнула жирная, крупная гадюка, тут же затерявшаяся среди высокой травы.

  Четверо ящеров заинтересованно наблюдало за приближающимися дроу, затаившись в бурных зарослях крапивы и лопухов. Трое из них были обычными молодыми воинами племени, чьё обмундирование состояло из грубых пик, деревянных щитов и различных частей самодельной кожаной брони. У одного из них на гребне был нахлобучен неправильно надетый рогатый шлем, который явно не был предназначен для ящероподобной головы, но нового владельца это не капли смутило. Четвертый был вооружён дубинкой одет в две юбки из дивной смеси засохших и завядших листьев, цветов, ягод и растений, одна из юбок - та, что поярче - красовалась на голове. На шее этого ящера висела широкая табличка, с выцарапанной и прокрашенной ягодным соком кривой надписью “шаман” - ящер не имел ни малейшего понятия, как на самом деле должно писаться это слово, но был уверен, что оно должно выглядеть непременно так.
Быстро посовещавшись на драконьем, и с сожалением отметив общую худосочность неожиданных гостей, ящеры приготовились ждать из засады. Изначально они пришли сюда разобраться с тем, что сидит в руинах, и даже успели подготовить пару примитивных ловушек у входа, однако, не имели ничего против сменить свои планы на вечерний ужин.
К большому неудовольствию рептилий, в качестве аперитива перед ними вылез абсолютно несъедобный мертвяк. Оскорбленные ящеры без труда вбили его обратно в тину, однако, естественно, о незаметности теперь не могли идти и речи. Отряд ощерился оружием, а стоящий позади шаман заскакал с лапы на лапу, махая дубинкой, и в его когтистой чешуйчатой руке начал концентрироваться яркий свет.

+3

6

Группа наземников в более-менее сносных доспехах и с каким-никаким оружием вывалилась с другой стороны по отношению к руинам, бряцая своим снаряжением. Около девяти, насколько смог насчитать Урлри, они шли далеко не так тихо, как четвёрка дроу, и, судя по всему, именно они и разбудили не то саму нежить, не то некроманта, в свою очередь пробуждающего нежить. Перед вышедшими на небольшой свободный пятачок наземниками в воде вздулся огромный мутный грязный пузырь, который лопнул и открыл всеобщему взору засушенную фигуру с обтянутым кожей черепом с редкими длинными волосами. В руках у восставшего был ржавый двуручный меч с зазубренным лезвием, которым он взмахнул, словно пером. Стоящий ближе всех к покойнику коротышка упал лицом в тину. Правда, дроу не удалось посмотреть, что было дальше. За спиной раздался шипяще-цокающий гортанный бубнёж и прихлопы.
— Что за… — прошипел Бладит, поворачиваясь. Урлри уже знал, что это такое. Магию он чувствовал нутром и догадался, что за их спиной появился кто-то, способный сильно испортить их жизнь. А язык не был ни эльфийским, ни дровийским, ни абиссалом — драконий, который мог бы опознать любой обученный маг, то наверняка это был кто-то из местных. Чернокнижник схватил за руку стоящего ближе всего к нему Моурна и дёрнул на себя, уводя за плотные ряды толстостволых берёз.
— В сторону! — на родном наречии велел Урлри. Геллар послушался и скрылся за большим камнем, а вот Бладиту не повезло. Он пытался, но вылезший почти по пояс обладатель тянущейся руки схватил дроу за ноги и крепко держал. Бладит с руганью попытался вонзить в голову трупа кинжал, но в ту же секунду темноту болот рассёк яркий синий излом, со стрёкотом вонзившийся в длинноволосого дроу. За спиной Урлри Моурн вскрикнул от боли и упал на колени, прижимая ладони к глазам. К затхлости болот добавился запах палёной плоти. Обредший вторую смерть труп отпустил Бладита, который рухнул рядом с ним. Его длинные волосы, те, что не обгорели, топорщились и торчали в разные стороны, землистое лицо стало окончательно чёрным, а глаз не было вовсе. От тела поднимался дым.
— Вставай, что б тебя! — рявкнул Урлри, дёргая Моурна вверх, но тот всё ещё прижимал руки к глазам, ослеплённый вспышкой. — Давай, твою мать, давай! Нашёл время!..
А за деревьями уже шёл бой. Оставшаяся восьмёрка наземников относительно успешно отбивалась от всё нарастающего количества нежити. Чернокнижник справедливо рассудил, что влезать туда не стоит и обернулся, чтобы поискать пути к отступлению, и увидел сразу две вещи. Во-первых, длинный язык пламени меж деревьев, ходящий в руках заправского фехтовальщика. А во-вторых, выползающих из засады сутулых ящеролюдей. Среди последних безошибочно узнавался тот, кто только что сжёг молнией Бладита. К нежити добавился ещё один враг, и тут уже без помощи было не обойтись, так как главное преимущество, скрытность, дроу потеряли.
— Здесь люди-ящеры! — громко крикнул на общем языке Урлри, после чего влепил пощёчину Моурну. — Хочешь жить, поднимайся!
Сам же чернокнижник скрылся за деревьями, направляясь к той группе наземников, стараясь отвлечь на них ящеров. Загадкой оставался ещё тот пляшущий огонь за деревьями. Вполне возможно, что это тоже был ящер. И тогда эти наземники им пригодятся, чтобы если не победить местных обитателей, то хотя бы потрепать. С выжившими будет проще справиться. Ветер сорвал с головы капюшон и в следующую же секунду Урлри получил тычок с "слепой" стороны: справа показался высушенный зомби, а за ним медленно брели ещё несколько его друзей. Чернокнижник пнул ближайшего в живот ногой, отошёл на пару шагов назад и поднял руки. Вокруг него поднялись бело-серые клубы морозного воздуха, такие же "облака" проявились и на руках. Урлри негромко закончил короткое предложение, после чего с ладоней сорвался бело-голубой луч, вонзившийся в грудь отшатнувшегося зомби. В месте удара у покойника появилось обледенение, сам труп стал двигаться медленнее, а луч словно прошёл насквозь и "укусил" ещё двоих зомби позади. Чернокнижник подхватил край капюшона, вернул его на голову и направился к группе наземников, которые уже вошли в бой с ящерами. Кому помогать было решительно непонятно. Что с Моурном и Гелларом, впрочем, тоже было неясно.

Отредактировано Урлри (29 ноября 13:27)

+3

7

Хорошо, что он знал, что такое болото. Опасная и плотоядная трясина. Приходилось постоянно двигаться чтобы чертова топь не поглотила ноги и не сожрала его с потрохами. Клинок мелькал в темноте то и дело "гаснув" в момент отсекания конечности очередному мертвецу. А ведь когда-то все эти люди были такими же как он. Защитники своих домов, деревень, наемники и просто неудачно забредшие путники. Эта неприятная мысль заставляла сознаний мужчины пребывать в особенной напряженности.
Пролетевшая мимо аазимара стрела очень напугала его, но отточенные рефлексы не дали сдать позицию, он обернулся. Человек? Маска не давала толком разглядеть ... ничего. Стрелял он не так, как обычно люди, но особого времени разбираться у наемника не было. Вполне возможно кто-то из той группы, только поумнее, раз смог двигаться незамеченным для полукровки. Тенлейв кивнул ему, как бы негласно соглашаясь с поддержкой и говоря о том, что готов оказывать её сам. В этой ситуации все они были просто живыми против мертвых и их хозяина. Клинок замелькал с удвоенной силой.

Вялую полутьму болот разрезала вспышка. Тен замешкался, попытавшись понять что происходит. Люди-ящеры? Только их здесь не хватало. Те на кого они нападали не были похожи на нежить, но и большего мужчина рассмотреть не мог. Плохо если эти безмозглые дикари будут жать их в добавок к зомби. Человек в маске тоже уже успел оценить ситуацию и двинулся к руинам. Выбирать не приходилось. Отступить они не смогли бы.
Тенлейв последовал за своим временным союзником. По болотам раздался крик, но разобрать сказанного наемник не смог. Клинок аазимара засверкала яростнее, отбиваться на ходу было не так уж просто, особенно когда нежить пребывала все больше. Носа достиг запах паленой плоти и теперь Тен увидел кого задело вспышкой. Аазимар стиснул зубы. Дроу, здесь? Какого черта тут вообще происходит? Эти руины привлекали какое-то ненормальное количество безумия. Может быть стоило помочь тем кого зацепили эти чертовы ящеры? Но Тенлейв отдёрнул себя. Это дроу и они точно не нуждаются в помощи таких как он. Аазимар активнее двинулся вперед, к группе путешественников которые отбивались по успешнее него за счет своего количества.

Воин практически влетел в группку зомби, от которой пытался отбиваться один не очень опытный вояка. Аазимар успел отметить для себя, что тот был слишком молод. На три - четыре зимы моложе самого Тена. Над болотами разнесся крик. Кто-то из мертвецов, которых не успел раскидать аазимар все же добрался до плоти противника и прокусил шею юнца. Крик быстро погасился бульканьем и хрипом. Ситуация приобретала не самый приятный оборот. Эти люди не могли толком сражаться с тем, что их настигло. Возможно помогать им было бы скорее самоубийством, чем спасением.

+4

8

Двигаясь к руинам Моркан балансировал между использованием человека как прикрытие от нежити и нежеланием приближаться из недоверия. Ещё одной стрелой эльф свалил быстро подбиравшегося в тыл мечнику кадавра, но как только стало удобно - прошмыгнул мимо по направлению к развалившемуся строению. Через несколько метров пути их окончательно разошлись. Дикарь тут же сбил грязь с ног то ли о фундамент дома, то ли о просевшую в болото кладку каменных стен, и скрылся в уродливой тени развалин.
Что ему сейчас оставалось - так это вести себя незаметно. Геройствовать в планы рейнджера не входило, как впрочем и заниматься чепухой, ради которой его послали. Хотелось только выбраться из болот живым. Где-то в прогнившем особняке должно быть то, за чем шли наёмники - некромант или как минимум вход в его логово. Поэтому эльф старался вести себя как можно тише, хотя старые скрипучие доски явно не собирались ему содействовать. Он взобрался туда, где когда-то была крыша, и опёрся о крепкое стропило, вслушиваясь в пустоту здания. Одновременно с этим перед ним раскрывалась картина происходящего на болотах. Группа наёмников, как и полагалось городским дурочкам, перебудила всю округу. Поначалу симпатии дикаря были на стороне местного племени ящеров, зигзаги молний которых до сих пор стояли у него перед глазами. Но сочувствие быстро сменилось разочарованием, когда хвостатые тени с копьями напали на цивилов, а сражённое шаманом тело оказалось вовсе не живым мертвецом. Гонимые непонятными даже Моркану примитивными побуждениями, ящеры только усугубляли ситуацию всех живых. Ряды наёмников, теснимые нежитью, таяли на глазах, а их факелы падали и затаптывались мертвецами. Одинокие худые фигуры в чёрном пытались прорваться к ним, но выходило далеко не у всех. Шаман ящеров уже шипел какое-то заклятие, чтобы поддержать ударивших с фланга соплеменников, но наспех пущенная стрела ударила ему не то в бедро, не то в брюхо. Издав крик боли, он согнулся и поковылял куда-то в заросли, зализывать раны, а рейнджер вновь потянулся к колчану. Было почти бессмысленно тратить снаряды на ходячих трупов, но вот аборигены оказались удобной целью. Единственное, что сильно беспокоило Моркана сейчас - это невозможность вслушиваться в руины под собой во время стрельбы.

+3

9

Змеиное тело более приспособлено к передвижению по болоту, чем эльфийское, и  Ашенна юрко продвигалась по слабо подсвеченной тусклыми болотными огоньками трясине в нужную сторону, время от времени останавливаясь, чтобы попробовать воздух раздвоенным языком, и тут же брезгливо спрятать его обратно. К привычным, накопившимся за теплый день запахам болота примешивался ещё один, искусственный, раздражающий обоняние как едкая пыльца в сухом воздухе, и источники его ожидаемо находились в стороне старых останков человеческого строения.
Осторожно приподняв злобную гадючью голову из лопухов, Ашенна безмолвно изучала происходящее возле входа в руины. Каким образом спокойное болото за считанные дни превратилось в магнит для безумия? В этой рухляди ничего интересней пауков и змей отродясь не находилось, по крайней мере, друиду так казалось. Ящеры были ей знакомы - она всегда старалась держаться от них подальше, не провоцируя лишнее внимание. Возможно, люди, которых они сейчас прессуют со своей первобытной яростью, и есть виновники этих событий? Ашенна с радостью вступила бы на сторону ящерообразных - в конце концов, они-то никому в дом не заявлялись, и находились на болоте в своём праве, но, присмотревшись, она поняла, что с восставшей нежитью сражались здесь все.
Друиду не давал покоя еще один вопрос - каким образом какой-то заблудший маг умудряется поднимать трупы в таком количестве? Ашенна не была обучена тонкостям подобного волшебства, однако ей казалось, что это явно выходило за пределы человеческих возможностей.
Рядом возникло какое-то движение - чего-то, лишенного тепла, и было бы непозволительным оптимизмом думать, что это упавшая ветка. Друид поспешно рванула в сторону, стремясь укрыться среди густых берез, и прошмыгнула мимо какого-то запрятавшегося там бедолаги, который при виде шуршащей мимо огромной змеи тут же принялся орать дурниной. Ашенна зашипела на него в ответ, частично от неожиданности и испуга, частично от раздражения, продемонстрировав полную яда пасть, и уже более целенаправленно двинулась в сторону полусгнившей деревянной рухляди. Добравшись до входа, змея свернулась кольцами, и через какое-то время Ашенна выпрямилась во весь рост, чувствуя вновь обретенную возможность шевелить конечностями смешанное с сильным желанием продолжать извиваться всем телом.
Эльфийка вытянула в сторону сражающихся людей оканчивающуюся заостренными ногтями руку, и из-под вязкой земли возле них пророс толстый сильный корень, сшибая и придавливая парочку трупов и не самого расторопного ящера. Возможно, если опасной нежити станет меньше, ситуация станет чуть более ясной.

+3

10

Нужда гнала Урлри к сотрудничеству и выбирать с кем тут явно не приходилось. Нежить явно была несговорчивой. Люди-ящеры уже дали понять, что думают о дроу. Поэтому та разрозненная, орущая на все возможные голоса, группа и была выбрана в качестве вынужденных союзников. Чернокнижник прыжком перемахнул через камень, вросший в землю столетия назад, на ходу снимая с пояса хлыст. От любого его оружия толку в этой битве было немного, но кнутом можно было разить чуть дальше, посему и этот выбор был сделан просто. Ловко опутав ударом поднятую на щуплого хлыща с чёрными усиками и бородкой, за спиной которого жалобно дребезжала лютня, руку зомби, Урлри резко дёрнул её на себя. Зомби качнулся, не устоял на полугнилых ногах и упал. Дроу посчитал этот жест достаточным объяснением своих намерений.
— К руинам! — на всеобщем крикнул он, показывая на обвалившийся деревянный форт. — Все, кто меня понял, туда!
Над головой свистели стрелы, вонзающиеся в основном не в тех, кто был жив и ходил на двух ногах не горбясь. Значит, эти наземные озаботились прикрытием получше, чем "невидимые" тёмные эльфы, единственный стрелок которых наверняка уже был мёртв. Даже если бы Урлри собирался скорбеть по нему или, что ещё смешнее, Бладиту, то сейчас было не время. Убедившись, что хоть кто-то отходит в сторону форта, ведомые, как ему показалось, тем воином с пылающим мечом, которого было видно меж деревьев, Урлри сам направился к форту, как вдруг из-под земли, в паре-тройке футов перед самим тёмным эльфом, возникло огромное нечто, сотрясая поверхность, придавившее пяток-другой покойников. Не до конца уверенный в том, что именно сейчас он видит, Урлри вполне чётко ощутил всем своим нутром магию. И магию совершенно точно не заранее подготовленную за книжками. Опять этот шаман?
На бегу огибая огромное подземное нечто, чернокнижник подхватил за шиворот споткнувшегося в десятке футов перед входом мужчину в кожаном клёпаном доспехе и попытался поставить его на ноги, попутно таща вперёд, в укрытие. А нежить всё не отставала: пара скелетов, миновавших кары недр болота, гремя костями приближались и приближались. На ходу развернувшись к противнику лицом, Урлри коснулся двумя пальцами застёжки плаща в виде большого толстолапого паука, после чего жестом, напоминающим стряхивание воды, бросил что-то белое в наступающую нежить. Раздался неприятный шелест и треск и на небольшом пятачке земли возникла вязкая паутина, замедляющая и без того нерасторопную нежить и одного отчаянного ящера, который так же бежал в форт. Однако последнему не повезло: он увяз рядом с покойником, у которого не было нижней половины лица и сгнившие клыки. Ящер запнулся, упал, подставив клиновидную голову прямо под единственную челюсть некогда человека. Хруст, влажное хлюпанье, крик — смотреть на то, как помирает очередной ящерочеловек? Чары плаща будут действовать какое-то время, однако терять его было бы непозволительной роскошью. Урлри нырнул в проход. На удивление, тяжёлые ворота были на месте и даже свободно ходили, будто бы именно за ними всё это время ухаживали. Дроу хлопнул по плечу стоящего рядом крепкого дворфа и указал на ворот-лебёдку.
— Закрываем! — Урлри сам навалился на рычаг. Для старых дверей заброшенного форта они всё же были слишком хорошими, послушно опуская решётку. И когда возникла лишь минута передышки, чернокнижник повернулся на тут же возникший шум ругани. Трое людей, один из которых был тот самый поднятый за шиворот, загнали в угол всё-таки выжившего Геллара и были готовы его свежевать.
— Прекратить. — Гаркнул дроу, стягивая с головы капюшон и осматривая выживших и укрывшихся. — Да, мы дроу, но решать, что с этим делать, вы будете, когда мы выберемся из сгнившего форта, осаждаемого ордами всплывающих из тины покойников и людей-ящеров. Есть какие-то возражения на этот счёт?
Дроу был готов и на случай возражений.

+2

11

Ситуация развивалась стремительно. И он за каким-то чертом оказался в её эпицентре. Люди из группки путешественников буквально притягивали проблемы. Но Тенлейв был привычен к таким ситуациям. Он успевал следить не только за тем, чтобы эти юнцы не поубивались, но еще и за тем, что происходило на "поле брани". Огненный клинок рассекал пространство, оставляя в глазах всех, кто на него смотрел, огненные полосы. Мужчина явно был хорош в своем деле и потому все, кто оставался с ним рядом, выжили и смогли достичь руин.
Когда змея превратилась в изящную девушку, а из земли пророс корень, и начал превращать мертвецом в пюре, Тен не удивился. Ситуация исчерпала свой лимит удивления аазимара на сегодня и оставляла после себя только неприятный зуд в районе затылка. Зачем он в это ввязался? Мужчина кивнул друидке, как будто подтверждая, что он готов действовать слажено и никого не стукнуть по голове раньше времени. А так же не даст сделать это остальным...
Магии вокруг было много. Так же много, как и людей. И эльфов. Когда дроу достигли руин аазимар лишь на секунду успел выдохнуть. Дворф не нуждался в помощи, чтобы разобраться с воротами, которые работали слишком хорошо для руин в возрасте, но думать об этом лишний раз как-то не хотелось. К сожалению, когда Тен выдыхал его голова переставала соображать так холодно, как требовалось. Тяжелое тело мужчины встало между людьми и дроу, оказавшимся в очень незавидном положении. Аазимар не должен был помогать ему, но добрая душа мужчины, на секунду взявшая бразды правления, считала иначе.
- Отвалите от него.
Сейчас они все были в одной лодке. И сомневаться в том, что клинок наемника, освещающий темноту, сможет насадить на себя всех троих, не стоило. Тенлейв уже отлично продемонстрировал свои навыки. Второй дроу заговорил, он явно практически не пострадал, но был таким же уставшим, как и Тен. Пришлось много сражаться, а ситуации разрешаться не хотела. Аазимар не имел возражений и вернул себе самообладание.
- Нам придется идти дальше. И быстро. - Тен говорил с паузами, восстанавливая дыхание.
Они должны убить то, что призывает мертвецов, иначе им отсюда не выбраться. Болото сожрет их, искусает гнилыми зубами скелетов и зомби. Было бы прекрасно оставить раненных с парой охранников здесь и взять только способных. Девушку-друида, стрелка, встретившегося Тену, и этого дроу. Но они не могут оставить раненого темного эльфа с людьми.

+3


Вы здесь » Легенды Фаэруна » Воспоминания » О людях, болотах и смерти